ПОДЕЛИТЬСЯ

Министерство культуры Армении после парламентских выборов выступило с двумя инициативами – это «проект перестройки инфраструктуры» Национального академического театра оперы и балета имени А. Спендиаряна и конкурс на сдачу в аренду, с целью привлечения туристов, четырех пещер и одного пещерного комплекса в областях Вайоц Дзор и Арагацотн. Об аренде пещер говорили и раньше, один такой конкурс в прошлом году был признан несостоявшимся, а вот о перестройке Оперного театра серьезно заявлено впервые, и заявление это вызвало, мягко говоря, шок у ереванцев.

Если коротко, то споры начались вокруг намерения открыть в Опере рестораны и сауну – с оговоркой, что последняя предназначена «для сотрудников». Во-первых, очевидно, что проект такой уже существует, причем практически готов, иначе можно было потерпеть с заявлением хотя бы до выборов городской администрации, намеченных на 14 мая. А вдруг мэрия не согласится с этим проектом, ну вдруг, ведь она тоже имеет право голоса? То есть существует полная уверенность в том, что действующий мэр останется на своем посту, а вопрос этот с ним, скорее всего, уже обговорен.

До парламентских выборов озвучивать «оперный» проект было тактически неверно – голосов правящая партия, конечно, меньше бы не получила, но, как говорится, «осадочек остался» бы. Учитывая имеющийся горьковатый опыт, можно предположить, что проект готов, и лицам, заинтересованным в его реализации, уже не терпится дать старт. Возмущение предложением Минкульта было, отчасти, обусловлено и этим обстоятельством: если сауны и рестораны в Опере будут принадлежать частнику, то скорее рано, чем поздно, они станут обычными «обжираловками» с соответствующей музыкой, а сауны… Скажем так – сотрудники театра попадут туда в последнюю очередь.

Собственно, в армянских СМИ достаточно был представлен весь спектр негативных мнений по поводу того, что собираются учинить с Оперным театром. Негативных до такой степени, что Министр культуры господин Амирян выступил с добавочным разъяснением, которое, впрочем, мало кого убедило. Объективности ради его нужно привести полностью:

«Сожалею, что вместо обсуждения репертуара, творческой стратегии Оперного театра большая часть общественности предпочла сосредоточиться на программе его бытовой реконструкции. Жаль, что некоторые участники дискуссии искажают наши представления о проекте перестройки инфраструктуры театра. Вынужден еще раз разъяснить суть.

Необходимо отремонтировать действующие, извините, зловонные санузлы. Вместо пищевых точек советского вокзального типа должен действовать высококлассный ресторан, который в рабочие часы будет обслуживать персонал театра, а по вечерам обеспечит для посетителей соответствующую атмосферу и обстановку. Там будут проводиться приемы, угощения, отмечаться премьеры спектаклей. А действующий сегодня ночной клуб будет ликвидирован, вместо него появится зал для детских оперных спектаклей. Надо привести в порядок расположенные за сценой раздевалки и гримерные, для артистов там должны действовать сауна и спортзал с целью поддержания соответствующей сценической формы (спортзал исключительно для актеров).

По меньшей мере некорректно искажать картину нашей программы. То, о чем мы говорим, давно задействовано во многих передовых оперных театрах: Вена, Сидней, Нью-Йорк («Метрополитен-опера»), Париж («Гранд-опера») и др. Кстати, в советские годы в нашем театре тоже была сауна.

Сожалею, что часть нашего общества воспринимает ресторан исключительно как шашлычную, а предназначенные для артистов раздевалки и сауны — в качестве «неизвестно чего». Давно настало время, чтобы наш Оперный театр обеспечил для артистов и зрителей цивилизованные условия. Театр начинается с вешалки».

Да кто бы, уважаемый господин Амирян, отказывался от «репертуара, творческой стратегии Оперного театра»! И как раз в этом контексте – по любой логике! – уместнее было бы вначале подумать о зарплатах артистов и музыкантов, чтобы они не рвались уехать из страны, как только появится возможность мало-мальски приличного контракта за рубежом, не только в Европе, но и странах ЕАЭС, например. Если у государства есть деньги на Оперу, начать надо с этого. Почему-то кажется, что любой сотрудник театра предпочтет подождать с сауной пару лет, зато получить реальную прибавку к зарплате. Но нет, прибавка к зарплате артиста – это, с определенной точки зрения, деньги, ушедшие «на ветер», а вот ресторан обещает неплохие прибыли.

Здание театра оперы и балета им. Спендиаряна
Здание театра оперы и балета им. Спендиаряна

Да и что-то не особо верится в то, что в государственном бюджете есть деньги на подобную реконструкцию театра, а если даже и найдутся, то параллельно с реализацией проекта значительная часть средств, как заведено, уйдет – ну, сами знаем, куда. Поэтому очевидно, что тут замешан «частник», а бизнесу нужен доход. Доход же обеспечат явно не те, для кого даже недорогие билеты на спектакли – значительная сумма, не те, кто приходит в Оперу ради искусства, они как раз даже в «пищевые точки вокзального типа» редко заходят. Доход обеспечат те, кто может себе позволить сходить в ресторан в Опере – это станет модно и престижно, а раз так, то и дорого. Тот, кто согласен на дорогие удовольствия, будет диктовать свои условия и вкусы, заключающиеся в кябабах и песнях Спитакци Айко, например. Ну и с саунами так же. Ликвидация ночного клуба – дело хорошее, только вот в данном случае получается замена шила на еще худшее мыло.

Вот только не надо, господин Амирян, апеллировать к опыту Парижа или Вены. Не про нас это, пока мы не поднимем культурный уровень посетителей наших театров до парижского или венского. Как уже было сказано, те у нас, кто может этот уровень обеспечить, в рестораны и сауны не пойдут, по простой причине отсутствия денег. И то, что в советское время в театре была сауна, тоже не довод – сейчас, если нужно будет оборудовать для сауны котельную, ее могут, недолго думая, вынести наружу здания, напрочь испортив, тем самым, его архитектурный облик. Да, и ресторан на крыше – вряд ли его посетители будут сидеть под дождем или палящим ереванским солнцем, правда? А значит, им тоже нужна будет крыша, или, на худой конец, зонтики с рекламой «Кока-колы» и какого-нибудь пива. И все это видно снизу – хороша будет наша Опера, утыканная зонтиками, будто у нее остатки волос встали дыбом от сотворенного с ней.

Венская государственная опера
Венская государственная опера

Да и менталитет у Еревана и, скажем, Вены совершенно разный, это кроме уровня благосостояния его жителей. Туристы в нашу Оперу практически не ходят, это связано и с репертуаром, и с другими вопросами, которые, как ни крути, приводят к мысли о необходимости в первую очередь кардинально пересмотреть оплату труда артистов. И поэтому еще долгое время будут справедливы слова архитектора С.Калашяна по этому поводу, сказанные в интервью Panorama.am. Заслуженный архитектор Армении назвал намерения минкульта «позором»: «Театр не может становиться местом отдыха, это объект культуры. Театр не может быть местом семейного отдыха, это означает уничтожение театра. Театр – это святыня, которую нельзя попирать».

А общественное обсуждение вопроса… да полноте, Бога ради, когда это у нас учитывалось мнение общественности? Общественность была против сноса 150-летнего дома по улице Арами, 30, напротив бывшего «Детского мира», и что же? Его взорвали по-воровски, зная, что делают нехорошее дело, глубокой ночью. Примерам таким, к сожалению, несть числа.

Уже в бытность г-на Амиряна министром культуры Еревану взорвали старую типографию. Никаких «общественных» обсуждений проведено не было вообще, и на этот раз взорвали нагло, среди бела дня, а г-н Амирян сделал вид, будто узнал об этом постфактум. То есть в Ереване можно, будучи собственником, просто взять и взорвать любое здание, никого предварительно не информируя, и тебе за это ничего не будет. В случае с типографией, помнится, еще премьер Карапетян поручил наказать виновного по всей строгости закона. «Строгость закона», причем вся, заключалась в штрафе в сумме что-то около 2 тысяч долларов – ну почему бы не взорвать огромное здание за такие смешные деньги? Потому и никак не верится в благие намерения насчет Оперного театра.

Palais Garnier
Palais Garnier, Париж

А отремонтировать «зловонные санузлы», конечно, надо. Только непонятно, почему это делается через четверть века независимости. Для того чтобы отремонтировать «зловонные санузлы» в единственном в Армении Оперном театре не нужны государственные программы, конкурсы и международные спонсоры. Санузлы просто берутся и ремонтируются, при наличии, правда, желания этим заниматься, а оно, желание это, является следствием заботы о театре и искусстве, о людях, в театре работающих, о тех, кто приходит смотреть постановки и концерты. И нам предлагается поверить, что 25 лет длилась эпоха неотремонтированных вонючих санузлов, а теперь вдруг нашлись у государства деньги и желание провести масштабную перестройку всего здания?

Да и сами слова о «перестройке инфраструктуры» вызывают опасения уже сами по себе: мы уже приучены к тому, что если в Ереване берутся «перестраивать» какую-либо «инфраструктуру», то пора голосить SOS, ибо готовится очередной акт вандализма, и скоро на том же месте появится совершенно другая «инфраструктура», не имеющая ничего общего с прежней. Одно из немногих исключений – снесенный Дворец молодежи, на месте которого так никакая «инфраструктура» и не появилась, хотя когда-то конкурс выиграл японский архитектор. Впрочем, быть может, лучше пустырь, чем то, что на нем могло вырасти.

Теперь вот пещеры. По этой теме тоже есть немало возражений, частично перекликающихся с приведенными выше. Но пещеры Арени – разговор отдельный, и о них мы поговорим немного позже.

Подоготовил Рубен Гюльмисарян