Армения, 2-ого января нынешнего года войдя в состав Евразийского экономического союза (ЕАЭС), плотно связала свою экономику с экономикой остальных членов блока. В этом контексте предельно важны интересы «теневого» игрока региона — Исламской Республики Иран, связанные с Россией и, несомненно, играющие свою роль в развитии региональной ситуации – ведь со снятием санкций ожидается резкая активизация иранской дипломатии. По просочившейся в иранские СМИ информации можно судить, какие в целом настроения царят в ИРИ относительно России.

Итак, глава Ирано-российской торговой палаты Асадулла Асгаролади недавно отметил, что в настоящее время обе стороны прилагают максимальные усилия для того чтобы достичь товарооборота в $2 млрд.

По словам главного менеджера Офиса экономической и международной координации Карима Абади, третья встреча Ирано- российского окружного конгресса пройдет в городе Шираз. «В столице округа Фарс с 17 по 18 августа предусматривается провести встречу между членами Российско- иранского совместного экономического конгресса при участии 16 генералов- руководителей, для обсуждения вопросов взаимоотношений и сотрудничества между двумя странами. Россия, которая на данное время находится под гнетом разрушающих санкций ЕС, считается хорошим рынком для Иранских и в частности товаров из Фарса»,- отметил Абади.

Проект меморандума о взаимопонимании будет подписан иранскими и российскими чиновниками на предстоящей встрече.

Посол Ирана в России Мехди Санаи в свою очередь отметил, что за первые три месяца 2015 г. товарооборот между двумя странами по сравнению с тем же отрезком времени прошлого года вырос на 10 % и достиг $1,7 млрд. Дипломат отметил, что зафиксированный в 2012-2013 гг спад товарооборота сменился стабильным ростом. Примечательно, что до применения санкций по отношению к Ирану двусторонний товарооборот составлял $4 млрд.

Санаи уверен: если Иран и Россия экспортируют энергоносители, еще вовсе не значит, что страны не могут сотрудничать. Помимо этого, Санаи привел слова председателя Российско-Иранского делового совета Виктора Мельникова, который считает, что после вступления в силу ядерного договора товарооборот между двумя странами достигнет аж $10 млрд. Посол также напомнил о последней встрече глав двух государств в Уфе, где они выразили недовольство в связи с нынешними показателями товарооборота между Россией и Ираном.

Что касается министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа, то последний отметил, что обе страны имеют схожие позиции во многих вопросах, и Российская Федерация поддерживала Тегеран во время ядерных переговоров. «Россия являлась самым важным участником ядерной программы, и в условиях нынешнего соглашения также будет главным ядерным партнером Ирана», — сказал Зариф во время своего интервью Российскому «Первому каналу».

«Энергетический сектор и борьба против терроризма являются двумя главными сферами сотрудничества между Ираном и Россией. В плане сотрудничества в отраслях природного газа и нефти обе страны заинтересованы в стабильности цен на мировом нефтяном рынке.

Обе страны также являются стратегическими партнерами в регионе в борьбе против терроризма и экстремизма. Сразу после снятия санкций мы сконцентрируемся на сотрудничестве с нашими русскими друзьями, которые являются для нас не только соседями, но и стратегическими партнерами»,- добавил министр.

Рыба – тоже фактор, в том числе иранская. По оценкам иранской Организации рыбной промышленности Иран планирует до конца этого календарного месяца экспортировать в Россию 20 тонн рыболовной продукции, которая будет включать в себя креветки, фарель, несъедобные виды рыб, консервы и т.д. В ведомстве добавили, что 19 иранских компаний уже предъявили заявку для получения разрешения на импорт в страну рыболовной продукции и получили положительный ответ от российского правительства.

«С самого начала применения западных санкций по отношению к России иранские рыболовные организации предусматривали возможность экспорта своей продукции в эту страну. Кроме этого, важно, что пошлины на иранскую рыболовную продукцию будут снижены до 2,25%. Прежде этот показатель составлял 25%, что значительно влияло на конкурентоспособность иранских экспортеров в целевых рынках», – подчеркнули в ОРП.

Асмик Петросян

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here