ПОДЕЛИТЬСЯ

После смены власти в Грузии, которая произошла в октябре 2012 года, изменилась и риторика ее руководства по отношению к России. Первым делом, как и обещал ранее экс-премьер Грузии Бидзина Иванишвили, правительство «Грузинской мечты» основало должность специального представителя по вопросам взаимоотношений с Россией и была создана новая платформа прямых грузино-российских переговоров, названная журналистами форматом «Карасина-Абашидзе». О том, на каком этапе находятся сегодняшние российско-грузинские отношения и возможен ли более активный политический диалог двух стран, рассказал в интервью Dalma News бывший начальник Государственной Канцелярии правительства Грузии, руководитель Института стратегии управления Петре Мамрадзе.

237291884— Как Вы оцениваете современные российско-грузинские отношения?

— С одной стороны, есть значительное улучшение, имею в виду то, что худшего не происходит. Постепенно прекратились заявления, которые раздражали российское правительство. Например, уже нет бывших министров обороны Ираклия Аласания («Свободоные демократы) и Тинатин Хидашели (Республиканская партия), которые не были членами «Грузинской мечты». Они делали заявления как по НАТО, так и по поводу дополнительных закупок вооружения, после чего иностранцы негативно отрицали их. Каждое подобное заявление не оставалось без реакции российских властей, которые отвечали на них довольно агрессивно. И это тоже прекратилось.

В то же время ведется плодотворная работа в рамках грузино-российского диалога в формате «Абашидзе-Карасин» (от имени замминистра ИД России Григория Карасина и спецпредставителя премьера Грузии Зураба Абашидзе — Dalma News), настолько, насколько этому позваляют его органичения. В его рамках не ведутся переговоры по политическим вопросам, а обсуждаются экономические, социальные и культурные вопросы. Кроме того, фиксируется увеличение потока российских туристов в Грузию, а также резко возрос экспорт отечественных продуктов, в основном за счет российского рынка. Это, на мой взгляд, замечательно.

Вспоминается период, когда Россия угрожала санкциями. Это было тогда, когда появилась информация о том, что Грузия якобы может присоединиться к санкциям ЕС против России (Грузия до сих пор присоединилась лишь к санкциям против товаров из Крыма — Dalma News). Однако тогда своевременно сработал формат «Абашидзе-Карасина» и положение стабилизировалось.

Тем не менее, до выхода межгосударственных политических отношений из тупика, начала диалога с Абхазией и Южной Осетией, отзыва официальной Москвой их признания и прочих вопросов, мягко говоря, еще далеко. Россия, которая является постоянным членом Совбеза ООН, обладающая правом вето и большим арсеналом термоядерного оружия, не собирается с кем-либо, будь то США или НАТО, говорить на эту тему. Тем более не собирается на этом историческом этапе менять свое решение (по признанию независимости Абхазии и Южной Осетии — Dalma News). Необходимо быть реалистами и понимать, что диалог с Россией необходим.

Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен и другие политики неоднократно заявляли о том, что Грузия сделала огромный шаг навстречу Западу и НАТО, именно тем, что начала прагматичную политику в отношении России и старается вести с ней диалог.

Должен отмнетить, что Грузия достигла соглашений с российской стороной по многим вопросам, что во времена правления Саакашвили было немыслимо. Кроме того, Европа видит, что власти Грузии, не отказываясь от своих государственных интересов, не пытаются раздражать Россию при каждом удобном случае, как было при Саакашвили.

Я регулярно серьезно критикую наше правительство за неэффективную работу во многих направлениях, подтверждая ее фактами. Но в этом случае, я подтверждаю, что они не смогли бы сделать большего, что уже сделано. Однако, мы могли бы сделать гораздо больше о пересмотре закона «об оккупации» и политики «открытых дверей» в отношении абхазов и наших осетин. Именно здесь неточность и отсутствие политической воли «Грузинской мечты» были раскрыты в полной мере. Попытки оппозиционной партии «Альянса патриотов» ими характеризуются негативно, так как они сами не смогли наладить контакты с российскими парламентариями.

— Вы говорили о позитивных сторонах формата Абашидзе-Карасин. Нужно ли его расширять?

— Нет такой возможности. Этот формат существует в сторого огаворнных изначально обоими сторонами рамках. Хотя есть некоторые псевдополитики, которые в своих провокационных заявлениях говорили о том, что форматы, в которых не обсуждаются политические вопросы, должны быть упразднены.

В то же время речь не ведется о Женевском формате, который как раз – таки призван решать политические вопросы. Формат «Абашидзе-Карасин» построен лишь на доверии. Зураб Абашидзе хорошо известен, он был послом Грузии в России и в НАТО, Брюссель и Москва доверяют ему. Абашидзе является хорошо подобранным кандидатом, в отличие от тех, кто случайно попал на высокие посты в условиях правления «Грузинской мечты». Этот формат имеет то предназначение, которое он может иметь на этом историческом этапе.

— Что такое Россия для Грузии и Грузии для России?

— Для такой маленькой страны, как Грузия, Россия является страной с огромной территорией и всевозможными преродными ресурсами. Ни одна сила в мире, на сегодняшний день, не в состоянии повлиять на решение российских властей. К тому же, Москва по-прежнему остается вторым городом по численности проживания грузин. Вовсе не случаен тот факт, что наши соотечественники снова отправляются в Россию в поисках работы и откуда в страну поступает большая часть денежных переводов из-за границы. Такова наша сложная реальность. В этих условиях я бы хотел такой политики, которую покойный экс-президент Эдуард Шеварднадзе называл филигранной, для того, чтобы сохранить суверенитет страны и вывести ее из демографической катастрофы, в которой сегодня день находится Грузия.

— Видите ли вы перспективу улучшения межгосударственных отношений?

— Вижу, но опять-таки в рамках формата «Абашидзе-Карасин», при активных контактах между парламентариями и деятелями искусства. Как я уже говорил ранее, в последние годы резко увеличился поток российских туристов. Гости не скрывают своих положительных впечатлений о Грузии, признаваясь, в том, что подобного увидеть в нашей стране не ожидали, начиная с 3 минутного таможенного досмотра и заканчивая сервисом и благорасположением к ним местных жителей. С этой точки зрения, грузинские депутаты неограничены в установлении народной дипломатии с российскими коллегами

— Вы говорили о переговорах в Женеве, как вы думаете, что мешает компромиссу между сторонами?

— Мы должны понимать, что российское правительство не желает идти на какие–либо уступки, меняя собственное решение в отношении Абхазии и Южной Осетии. Хотя бы потому, что не поступится своим авторитетом в глазах народов Северного Кавказа. Женевский формат имеет ограниченные рамки, но с точки зрения безопасности Грузии его существование не лишне.

— Как вы видите перспективу совместного соглашения по контролю грузов?

— О каких грузах вы говорите? Формально швейцарская фирма выступает в качестве посредника. Ну что может произойти в Зугдиди и Гори? Однако, здесь имеется и политическая нагрузка. Соглашение по совместному контролю грузов было подписано еще в 2011 году при Михаиле Саакашвили. Тогда же было принято решение отложить его сроком на год. Но вот прошло уже 6 лет, а сдвигов по-прежнему не наблюдается.

В свое время, когда был поднят вопрос о контрольно-пропускных пунктах, Саакашвили пошел на настоящий государственный обман. Среди 130 стран, Грузия, единственная, выступала против вступления России в ВТО, и в этих условиях грузины придумали этот формат с целью открытия таможенных пунктов в Зугдиди и Гори. В то время российский представитель даже рассмеялся, сказав: «Грузины сами указали свои границы».

Говорят, что экс-президент США Барак Обама заявил Михаилу Саакашвили, что тот примет его в Белом доме лишь в том случае, если правительство Грузии поддержит вступление России в ВТО, таким образом, другого пути ему не оставалось. В то же время, сам Саакашвили приподнес свою деятельность, как великую победу, но все это, по сути, было настоящей изменой. В конечном итоге, он завел страну в тупик. Сегодняшнее же правительство не обясняет населению о том, что было сделано тогда и в какой ситуации находится страна на сегодняшний день.

— Лидеры «Альянса патриотов» требуют восстановить полноценные политические отношения с Россией, существует ли потребность со стороны населения Грузии в политическом диалоге с Россией?

— Согласно опросам, проведенным в 2011 году, то есть после августовских событий 2008 года, большая часть населения нашей страны желала нормальных добрососедских отношений с Россией. Я помню, что иностранцы были тогда удивлены.

Разгадка же лежит на поверхности: население Грузии находится в тяжелем финансовом положении, как прокормить свою семью. Поэтому, люди вынуждены отправляться на работу зарубеж. У каждого второго гражданина Грузии, хотя бы один из родственников работает и проживает в России, посылая деньги в Грузию. Даже после войны 2008 года у бывшего здания российского посольства выстраивалась огромная очередь, состоящая из людей, надеявшихся выехать в Россию в поиске заработка.

К сильнейшему экономическому факторы прибавляются и многолетние культурные взаимоотношения. Вспомните шизофренические требования Саакашвили по запрету русских песен в ресторанах, автомобильном транспорте и т.д. Что же касается всестороннего диалога, то ему нет альтернативы, но это очень сложный процесс.

— Повлияет ли визит отдельных грузинских политиков в Москву на динамику межгосударственных отношений?

— Я высоко ценю такие поездки, если они не идут вразрез государственным интересам Грузии. Нам необходим диалог, мы мало чего добьемся обвинениями и спорами. Кроме того, Запад всегда напоминает нам — если вы раздражаете Россию — ничем не можем помочь. Наше общество часто живет чрезмерными ожиданиями, — поедут в Москву и договорятся. Давайте не будем питать чрезмерные надежды на то, что одно–два заседания решат проблему отношений России и Грузии.

Беседовала Шорена Папашвили