ПОДЕЛИТЬСЯ

Вселенная искусства

Если говорить об одержимости искусством – в правильном, конечно, смысле этого слова – то народный художник Армянской ССР, скульптор, основоположница керамической скульптуры в Армении Рипсиме Симонян будет одним из ярчайших примеров беззаветности. Творчество для нее значило все, выше него ничего не существовало и, творя, она забывала обо всем, вплоть до онкологического диагноза, у нее определенного. Что, собственно, и победило болезнь.

Спустя век

Неисчислимое количество раз проходишь по Абовяна, и каждый раз эта керамическая женщина смотрит на тебя, когда ты еще за ее спиной, и провожает взглядом дальше. Каким непостижимым образом Рипсиме Левоновна сотворила эти раскосые глаза, взгляд которых противоречит физике и физиологии, известно одному Богу. Впрочем, тайны искусства только eму и известны.

В прошлом году отмечался столетний юбилей со дня рождения Рипсиме Симонян, к которому была приурочена выставка в Доме-музее А.Хачатуряна. Вообще, выставок произведений Симонян можно организовать не один десяток, и экспозиции повторяться не будут, настолько велико ее творческое наследие. Внучка художницы, Аревик Григорян, рассказавшая о ней много интересного, говорит, что даже более или менее полную коллекцию предметов, созданных ее бабушкой, собрать невозможно – они разбросаны по самым разным домам и коллекциям, и не только в Армении, от Национальной картинной галереи в Ереване до музея керамики в Москве.

unnamed (4)

Взять хотя бы расписанные ею вручную чашки и блюдца, статуэтки – главным художником и скульптором Ереванского фаянсового завода она была пару лет. Спустя семьдесят лет эта посуда есть во многих ереванских семьях, сейчас она ценится уже и как раритет, несущий отпечаток того времени, но все равно очень даже современный. В конце 1940-ых это было, но почти целое десятилетие потом прошло под знаком увлечения дизайном фарфора, да и потом не прошло бесследно. Акварели, графика, пластика, глина и камень, ювелирные украшения – не перечесть декоративно-прикладных жанров, в которых творила Р.Симонян. И всегда безупречно.

Внучка очень хотела бы перевести книгу отзывов, пусть не всю, толстенную. Хотя бы для того, чтобы знать. кто оставил в ней записи – авторство текста на английском, например, или французском установить нетрудно, а что делать с японскими и китайскими иероглифами, с персидской и арабской вязью? А в мастерской Симонян был и легендарный Католикос Вазген I, с которым у нее вообще были теплые отношения, так же, как и с великим Аветиком Исаакяном, художники и космонавты, писатели и дипломаты…

Из Карса в Ереван, через Тбилиси

Р.Симонян родилась в Карсе, от резни семья бежала, потом вновь вернулась, но в 1918 году все же окончательно оставила родные места и обосновалась в Тбилиси. Здесь она окончила школу, а в 1938 году поступила в местную Академию художеств на керамическое отделение скульптурного факультета. Ее педагог, Яков Иванович Николадзе, был учеником самого Родена. Окончив академию в 1945 г, Р.Симонян получила специальность художника-керамика. Лет через десять она сама начнет преподавать курс керамики, а в 1965 г станет доцентом факультета скульптуры Ереванского государственного художественно-театрального института.

Р.Симонян неисповедимыми Господними путями занесло еще и в строительный техникум, который вручил ей диплом мостостроителя. Надо сказать, что Рипсиме Левоновна себя попробовала и в этом амплуа, поучаствовала в создании моста в самом начале проспекта Мясникяна, сделала на его опорах с одной стороны серп и молот, с другой – звезду.unnamed (1)

Когда в 1943 году семья переехала в Ереван, Симонян развила творческую деятельность, темпераментную донельзя, как и она сама. Рипсиме Левоновна участвовала в выставках, которым несть числа, а в 1945 году стала членом Союза художников, открыв при нем секцию прикладного искусства. В 1956 г организовала при скульптурном факультете художественно-театрального института отделение керамики. Так началось возрождение традиций и дальнейшее развитие традиционного армянского декоративно-прикладного искусства.

Тогда же Симонян создает целую серию небольших портретных скульптур – в частности, такой портрет сидящего Аветика Исаакяна вполне мог быть и монументальным, в парке или на площади. Есть и Хачатурян с Сараджевым, Ованес Туманян и Хачатур Абовян и даже румынская оперная певица Зинаида Пали в воплощенных ею образах Амнерис и Кармен. А излюбленная тема – женский образ, материнство, созданные ею скульптуры, наподобие упомянутой на Абовяна, излучают тепло и нежность, ярки и уникальны. В парке Влюбленных, на главном проспекте города есть такие «Арменуи».

Всегда в форме

Аревик Григорян говорит, что никогда не видела бабушку одетой буднично. Яркая и красивая женщина приковывала к себе и женское, и, конечно, мужское внимание тщательно подобранными нарядами, к каждому из которых полагалась своя пара туфель – явление по советским временам практически невыполнимое, и не по причине недостатка денег, а отсутствия соответствующего товара. Это при том, что она не пользовалась косметикой, кроме помады, зато очень любила ювелирные украшения.

Энергией этот человек обладал невероятной – творческих идей была масса и, наверное, что-то осталось нереализованным. Работа в мастерской, напоминавшей, по словам внучки, химическую лабораторию, преподавание, разнообразная деятельность в Союзе художников, а потом, дома, прием гостей, которые приходили чуть ли не каждый день.unnamed (5)

Рипсиме Левоновна дожила до преклонных лет, но никогда и никто рядом с ней не вспомнил бы, что существует такое слово – «старость». От первого брака, в восемнадцать лет, родила сына, которому суждено было стать известнейшим армянским и советским архитектором – речь об Арцвине Григоряне.

Вторым мужем Рипсиме Симонян был известный хирург Рубен Паронян, врач, первым в Армении осуществивший резекцию желудка. Он был старше на двадцать с лишним лет, но это не помешало очень красивой истории любви. Паронян преподавал в мединституте, совсем рядом с мастерской Рипсиме Левоновны, и каждый Божий день, едва дождавшись окончания собственных лекций, покупал охапку цветов и на всех парах буквально бежал к своей единственной.

Подготовил Рубен Гюльмисарян