ПОДЕЛИТЬСЯ

Dalma News представляет интервью с вице-президентом Федерации борьбы Армении Арсеном Бадаляном.

Хотелось бы поговорить о последних изменениях в руководящем составе Федерации борьбы. Как это сказалось на ее работе?

Конечно, все это не может положительно отражаться на общей ситуации, потому что хорошо, когда работа идет стабильно, никаких катаклизмов не случается. А у нас сложилась нестандартная ситуация: по каким-то неизвестным мне причинам все руководство федерации ушло в отставку, отказалось вести какие-либо дела. Поэтому настал такой критический момент, когда нам пришлось пойти на условное разделение в плане организационных и административных вопросов внутри федерации. То есть у нас общая Федерация спортивной борьбы, формально мы не делимся на две — греко-римской борьбы и вольной, но во внутреннем порядке мы решили разделить полномочия хотя бы на какое-то время.

Хотя лично мне так удобно: я всегда говорю, что «классику» тяжело руководить «вольниками» — и наоборот. Но, конечно, гораздо тяжелей, когда Федерацией руководят люди, не имеющие к борьбе никакого отношения.

Как долго будет сохраняться такая ситуация – весь олимпийский цикл, или нового руководителя федерации уже ищут?

Я думаю, что если эта система себя оправдает, даст плоды, то менять что-либо попросту не имеет смысла. С глобальной точки зрения, Федерацией руководит Олимпийский комитет. Для олимпийского цикла это, возможно, и хорошо. Дальше видно будет. Тут больше проблем внутри самой борьбы, изменения правил и т.д.

Когда уходит такой человек, как Самвел Карапетян (группа компаний «Ташир»), это может сказаться на финансировании. Есть какие-то изменения в объемах финансирования? И будет ли Карапетян и дальше поддерживать Федерацию, даже уйдя с руководящих позиций?

Не думаю, что Самвел Карапетян будет помогать, не будучи у руля. Но Олимпийский комитет во главе с Гагиком Царукяном взял на себя обязательства по финансированию, плюс у нас есть бюджетное финансирование. Будем разбираться, сейчас пока рано говорить, потому что я только начал вникать во все дела. В ближайшие после чемпионата мира месяцы все встанет на свои места.

Арсен Бадалян с Генрихом Мхитаряном
Арсен Бадалян с Генрихом Мхитаряном

Когда стартует чемпионат мира?

Он пройдет с 21 по 27 августа.

Ходят слухи, что зарплаты борцам и тренерам сильно задерживают.

Такие разговоры ходили, когда Федерацию возглавлял Самвел Карапетян. Я не знаю, правда это или нет, но я помню, что главные тренеры тогда собрались, дали пресс-конференцию и заверили, что никаких задержек не было. Сейчас задержка происходит по объективным причинам: пока еще не полностью окончен этап приема-сдачи документов, печатей и так далее, мы еще не приняли все дела. Я не могу назвать это задержкой, просто нужно некоторое время на бюрократические формальности. Примерно месяц, пока все устаканится.

Планирует ли Федерация привлекать в сборную Армении легионеров, в частности, борцов армянского происхождения из других стран?

Это очень больной для меня вопрос, потому что 20 лет назад мы очень многих потеряли, ребятам пришлось уехать и завоевывать медали для других стран. Сейчас ситуация намного лучше, несравнимо лучше. Но те ребята возвращаться уже не хотят – у них на это свои объективные причины. А по поводу легионеров: одно дело, когда мы привлекаем своих земляков, того же Миграна Арутюняна, это одна сторона медали, другая – когда зовем таких борцов, как Юра Патрикеев. Он наш хороший друг, мы с ним в молодости тренировались, но мне кажется, лучше тратить силы и финансы на наших детей.

Тут нужно просто понимать, что нам нужно больше времени и больше внимания уделять юношам. Начинать готовить кадры, переходящие в молодежную сборную, и дальше уже — в главную сборную страны. У нас акцент ставится на основную сборную, а юношеская остается обделенной. Мы развиваемся не так, как надо — ведь надо сначала посеять, потом полить, а потом уже пожинать плоды. Нужно время, нужно терпение.

В продолжение темы легионеров. В связи со скандалами с формированием сборных в России, один из сильных российских борцов Степан Маранян в свое время выразил желание перейти в сборную Армении. Есть ли новости по этому вопросу?

Наверное, к радости болельщиков Степана Мараняна и нас, армян, он в этом году стал чемпионом России. И он уже член сборной России. По поводу его желания перейти в сборную Армени я, честно говоря, не знаю. Мельком видел интервью. Не знаю, у нас таких разговоров не было, тем более сейчас, когда он первый номер в своей весовой категории в сборной России.

Есть ли после удачного выступления армянских борцов-классиков на олимпиаде в Рио рост интереса к борьбе в Армении? Или он всегда был высоким?

У нас одно олимпийское золото и одно, как я говорю, золотое серебро (Мигран Арутюнян). Что касается интереса, то у нас этот вид спорта всегда был номером один. Лучше всего у нас получалось именно это. И любовь есть народная к этому виду спорта, и к спортсменам.

В Армении наблюдается такая тенденция, когда после громкого успеха армянских спортсменов в каком-либо виде спорта, родители начинают массово отдавать детей в соответствующие секции. Наблюдается ли то же самое в сфере греко-римской борьбы?

Это хорошо, нужно чаще выигрывать, чтобы родители не забывали отдавать детей на борьбу. Надо чаще выигрывать, чаще встречать своих героев, так как мы встречали Артура Алексаняна, Миграна Арутюняна, наших тяжелоатлетов Гора Минасяна, Симона Мартиросяна. Народная любовь где-то необъяснима.

В СМИ были сообщения о плохом состоянии спортивной школы имени Артура Алексаняна. Есть ли подвижки в этом вопросе? Начался ли ремонт?

Была плохая школа, которая осталась с тех времен. После олимпиады ее назвали в честь Артура и, насколько я знаю, скоро начнутся строительные работы, реконструкция. Что касается финансирования и всего остального, федерация этим не занималась.til_vs

Недавно был скандал с нечестным судейством в отношении Артура Алексаняна на турнире в Тбилиси. Складывается впечатление, что судьи предвзято относятся к армянским борцам. Как решить эту проблему?

Засуживают всех, наверное. Мы, просто, может быть, громче всех об этом говорим, потому что у нас есть какие-то свои болезненные моменты, воспоминания. Как и с Альфредом Тер-Мкртчяном, с Вагинаком Галстяном, с тем же Миграном Арутюняном. Может быть из-за того, что это наше, родное, по-другому к этому относимся. Поэтому когда нам кажется, что чуть-чуть несправедливо отнеслись к нашему борцу, то для нас это превращается в настоящую трагедию. Мы так это воспринимаем, и это нормально, мы — такой народ. Но я не могу утверждать, что нас как-то специально засуживают – нет такого. Это со всеми происходит, где-то больше, где-то меньше. А судьи тоже люди, тоже могут ошибаться.

Как свести к минимуму фактор субъективизма в судействе?

Правило часто меняются, нет той системы контроля за схватками, как в футболе, например. В футболе это все развивается, появились видеоповторы, подсказки бокового главному арбитру. В борьбе эти механизмы не настолько проработаны. Хотя, есть какие-то правила, позволяющие пересматривать решения. Пока ждем, в 2018 году должны поменять правила, потому что по этим теряется и зрелищность, и спортсмен не может показать все свои таланты. Например, убрали партер, нужно делать приемы со стойки. Но учитывая очень высокий уровень спортсменов на чемпионатах мира и олимпийских играх, очень сложно со стойки применять прием к такому же сильному сопернику, как ты. Хотя, как по мне, борец должен уметь и в стойке делать приемы, и в партере.

Армянская федерация за то, чтобы изменить эти правила? Старая система была лучше?

Она зрелищнее просто и зрителю интереснее смотреть. Зрителю, который не очень разбирается в тонкостях борьбы, попросту неинтересно смотреть поединки по новым правилам. Если в вольной борьбе есть приемы за ногу, количество приемов больше, то у нас гораздо больше ограничений. Поэтому именно в греко-римской борьбе без партера теряется зрелищность. И зрителей меньше становится, и интерес пропадает. Уже не говоря о том, что такими темпами можно и из олимпийского движения вылететь, как у нас это было в свое время. Поэтому я — за партер.

Я уже упомянул про турнир в Тбилиси. В Азербайджане регулярно проводятся крупные турниры. Когда можно их ожидать в Армении?

С 2001 по 2006 год, когда я был вице-президентом Федерации борьбы города Ереван, мы с Самвелом Геворкяном, президентом Федерации борьбы Еревана, проводили международные турниры имени Левона Джулфалакяна. Они проходили в течение пяти-шести лет, причем — на очень достойном уровне. Потом их перестали проводить. Не знаю, по каким причинам, меня тогда уже не было в Федерации,

Но я думаю, что Армении нужен международный турнир, и мы планируем это сделать – собираемся организовать турнир чемпионов. И каждый год турнир будет проходить в честь одного их наших именитых борцов, каждый год это будут новые имена. Может быть уже подзабытые, но не нами.

А что насчет крупных официальных соревнований – чемпионатов мира, Европы, Кубков мира? Есть в Армении возможность их проводить?

Возможность, конечно, есть, мы проводили Кубок мира. Просто тут должно совпасть очень много факторов, потому что организационная работа должна быть на высшем уровне. Но это больше к министерству спорта. От федерации тоже многое зависит, но страна должна брать эту ответственность на себя. За организацию, за проведение таких крупных соревнований.

Беседовал Айк Халатян