ПОДЕЛИТЬСЯ

Изменения, внесенные в Гражданский и Административный процессуальные кодексы, а также в закон «Об адвокатах» и утвержденные парламентом и президентом, вызвали негативную оценку у многих азербайджанских юристов и правозащитников.

Впрочем, оценка разнится в зависимости от того, является ли юрист членом Коллегии адвокатов. «Последняя оказалась в выигрышном положении, став монополистом в вопросе защиты и представительства клиентов уже не только в уголовных, но и в гражданских и административных делах», — заявил Dalma News директор Правозащитного центра Азербайджана Эльдар Зейналов.

Отметим, что с 1 января 2018 года в Азербайджане с населением в 10 миллионов человек представлять граждан в суде смогут только члены Коллегии адвокатов. Их в стране менее 1000 человек.

Реакция на последние изменения в социальных сетях говорит сама за себя. Пользователи считают, что это попытка властей сократить поток жалоб в Европейский суд. Кто-то называет закон «смешным», отмечая, что это все равно, что запретить частные клиники и обязать лечиться только в государственных больницах. Общее мнение, что монополия на суды —  это неправильно.

Как рассказывает Эльдар Зейналов, завершен этап вытеснения из судебных процессов не членов Коллегии, начавшийся в 2000 году, когда их устранили от участия в уголовном процессе.

Эльдар Зейналов
Эльдар Зейналов

«В 2006 году был сделан следующий шаг, и не членам Коллегии запретили участвовать в заключительной стадии гражданского процесса – в рассмотрении дела в Верховном суде. Дело зашло так далеко, что без подписи члена Коллегии с приложением копии ордера не принимали даже сами кассационные жалобы. Ввиду очевидности того, что это отрезает доступ к правосудию неимущим, вмешался Конституционный Суд, и теперь на стадии Верховного Суда по гражданским делам могут предоставить бесплатного адвоката», — отметил он.

Аргумент сторонников устранения из судебного процесса не членов Коллегии, казалось бы, неоспоримый: «улучшение качества правовой помощи клиентам». Ведь юристы, которых не приняли в Коллегию адвокатов, вероятней всего, не смогли сдать приемные экзамены, т.е. не дотянули до необходимого уровня. А о тех представителях, которые участвовали в гражданских делах, не имея юридического образования, и говорить не стоит.

«Но именно этот аргумент – «улучшение качества» и является самым спорным. Ведь это качество обеспечивается лишь при некоторой оптимальной загрузке адвоката делами. А наши адвокаты, которых всего чуть больше 900, еще до принятия этих поправок были перегружены делами. Ведь по статистике на душу населения у нас в 4 раза меньше адвокатов, чем, скажем, в соседней Грузии», — отмечает наш собеседник.

Более того, всего около 250 адвокатов работают в сельских регионах, а не в столице. В целой Нахчыванской Автономной Республике с населением в 440 тыс. человек работает всего десяток адвокатов.

Статистика показывает, что по гражданским делам, которыми теперь придется заниматься исключительно членам Коллегии, в 2016 году в первой инстанции судов рассматривались 21913 дела по семейным проблемам, 1356 трудовых споров, 49605 дел о нарушениях договоров, 15300 дел в порядке особого производства, 253782 дел в порядке приказного производства (в основном из-за просроченных кредитов, до обвала маната в 2015 году их было на порядок меньше), 292 дела о защите чести и достоинства, 10.191 гражданских дел другого рода. Всего 352 тыс. гражданских дел.

При этом в таких делах всегда бывает две стороны (т.е. обычно нужны два адвоката на дело), и многие из этих дел ввиду несогласия сторон проходят все три инстанции.

А ведь никто не будет за членов Коллегии представлять интересы клиентов в административных (37490) и уголовных (12882) делах. В них тоже нужно проходить 2-3 инстанции, хотя защищать нужно всего одну сторону.

Конституционный суд
Конституционный суд

Итого, как подсчитал Зейналов, выходит примерно по 800 дел в год на адвоката: «Конечно, кто-то предпочитает закончить дело в первой инстанции, кто-то не нанимает адвоката вообще (хотя в уголовных и административных делах их тогда все равно наймет государство). Но даже если коллегии придется заниматься всего третью этих дел, то на качестве такой «помощи» можно будет поставить жирный крест».

При этом даже сейчас расценки на юридические услуги не всем по карману. Составление искового заявления по простому делу (например, расторжению брака) стоит 50 манатов. Участие адвоката в суде первой инстанции обходится в 250-350 манатов по простым делам и от 500-600 манатов и выше по сложным. И это еще минимальные суммы. Солидный адвокат за участие в судебном процесс по тому же расторжению брака еще 10 лет назад требовал 600 манатов (по тем временам это было 500 долларов). А за дальнейшее участие в деле в Апелляционном и Верховном судах необходимо доплачивать от 500 манатов и выше за каждую инстанцию.

Как рассказывает Эльдар Зейналов, раньше, можно было обратиться к не члену Коллегии, который согласился бы работать и за меньшую сумму. Сейчас с этим будет покончено, и некому будет сдерживать дальнейший рост гонораров в условиях 10-кратного роста предложения на рынке адвокатских услуг.

«Не может быть, чтобы в парламенте этого не представляли. Значит, наше общество ждет еще один сюрприз в этой области, вероятно, в виде «ленинского призыва» в Коллегию. На сегодня людей с дипломами юрфака не так уж мало, и каждый год их продолжают выпускать. Так что, по некоторым оценкам можно будет облегчить ситуацию за пару лет.

Но есть одно «но»: в свое время правила приема в Коллегию были ужесточены. Главным препятствием стало требование 3-годичного стажа практической работы. А где может работать по специальности такая масса юристов, если основной рынок – это именно представление интересов клиентов в судах, куда без членства в Коллегии теперь не пускают? Даже ради стажа такие юристы не пошли в общественные организации с их нищенскими зарплатами. Они могли куда больше заработать, помогая клиентам в гражданских делах.

Логично ожидать, что часть таких барьеров снимут, и в адвокатуру хлынут вчерашние студенты без опыта работы, в том числе и те, кто не учились прилежно. Конечно, это собьет цены на рынке услуг, но повлияет на качество предоставляемой помощи не лучшим образом. Ведь 3-летний стаж – это минимальный опыт, чтобы избегать в работе хотя бы грубых ошибок», —  сказал Зейналов

Он предполагает, что примерно 3 года судебную систему будет лихорадить из-за «качественной» помощи вчерашних школяров, которые будут учиться сразу на живых людях. Хотя после этого адвокаты Азербайджана, может быть достигнут грузинского уровня.

«Почему я не мечтаю о европейском уровне, который нам обещают законодатели? Потому что на рынке адвокатских услуг еще долго будут преобладать люди, получившие образование во время независимости, когда уровень этого образования упал. Многие из выпускников юрфака не способны пройти даже простой тестовый экзамен.

Проблема, таким образом, носит комплексный характер, и ее решение путем шоковой терапии может существенно ухудшить защиту прав наших граждан в ближайшие несколько лет», — заключил Зейналов.

Между тем, один из членов Коллегии адвокатов Азербайджана, пожелавший остаться неназванным подтвердил, что с 1 января 2018 года цены на адвокатские услуги резко возрастут. При этом он отметил, что любой человек, согласно внесенным поправкам, по-прежнему может защищать себя сам или привлечь к этому любых близких родственников, о чем забывают люди, критикующие новые поправки.

Но ведь понятно, что не у каждого человека есть близкие, имеющие опыт в юриспруденции. Так что платить адвокатам по новым ставкам все-таки придется. Или же люди просто перестанут обращаться в суды.

Подготовил Мамед Мамедзаде