ПОДЕЛИТЬСЯ

Информация о том, что Исламская республика Иран имеет намерение наполнить высохшее и исчезающее Урмийское озеро водами из Грузии и Армении, не нова. Об этом в Тегеране говорили еще 10-15 лет тому назад. Тогда президент Грузии Эдуард Шеварднадзе поддержал проект, издав в 2002 году указ, согласно которому на кабинет министров возлагалась ответственность за рассмотрение иранских предложений.

Тогда же и была собрана группа специалистов, проведены гидрогеологические исследования. Согласно заключениям, вывод артезианских источников на поверхность при помощи вырытых в советские годы скважин представлялся возможным. А так как артезианские воды бывают питьевыми, оросительными, термическими и лечебными, а Грузия обладает крупными их крупными бассейнами (Алазанский бассейн), то данный проект был назван потенциально выгодным.

Кроме того, подача питьевой воды Ирану могла способствовать развитию оросительной инфраструктуры грузинского региона Кахетия (Восточная Грузия), испытывающего с этим проблемы. В начале 2000-х был подготовлен серьезный проект, по которому Грузия, за поставку воды Ирану, могла получить доход в размере до $14 млрд. Разговор тогда шел о водах, разливающихся в реке Алазани и впадающих в Мингечаурское водохранилище.

«Тогда это называли «Проектом века». Речь шла о подаче воды в Северный Иран – Тебриз и его районы; о решении проблемы водоснабжения Кахети; о создании множества рабочих мест. Гидрогеологи провели огромную работу, исследовали все ресурсы Кахети, произвели вычисления используемых и разливающихся вод», — рассказал Dalma News геолог Гурам Размадзе, принимавший участие в этом исследовании.

Согласно проекту, иранская сторона должна была получать 16 кубометров воды в секунду, однако такие показатели представляются слишком раздутыми, поскольку Кура несет всего 35-36 кубометров воды в секунду. И речь лишь о летнем периоде, когда ее уровень повышен. Выяснилоь, что Грузия не обладает такими ресурсами, и необходимо было искать партнеров.

Другой эксперт, гидролог Корнели Дарсавелидзе в интервью Dalma News отметил, что Грузия могла поставлять лишь 9 кубометров артезианской воды, а для восполнения остального объема должен был подключиться соседний Азербайджан.

«Схемы были готовы еще 10 лет назад. Проводили встречу с иранской стороной. Мы договорились и с азербайджанцами – они обещали включиться. Но проект был остановлен, прошли годы, и схемы я, по-моему, выбросил»,- сказал Дарсавелидзе.

На «Проект века» Шеварднадзе возлагал большие надежды, говорил, что вода повысит региональную роль Грузии и принесет ей финансовую прибыль. Но у проекта появились противники – люди, стремившиеся превратить его из национальной инвестиции в собственный бизнес.

В те годы рассматривались разные варианты подачи воды: от дорогостоящих трубопроводов до недорогой транспортировки на танкерах. По мнению Гурама Размадзе, вода, которая может стать источником серьезной прибыли, должна быть государственным проектом, а не средством обогащения определенной группы лиц.

«Вода добывалась бы в Цалкинском районе, из реки Храми в Кахети. Для этого должна была быть построена целая система – огромное производство, а главным инвестором выступал Иран. Я считаю, что это можно назвать проектом  будущего»,- считает Размадзе.

Эксперт отмечает, что недалек тот день, когда вода будет стоить дороже нефти, однако ее экспорт в другие страны должен происходить за счет лишь тех ресурсов, без которых можно обойтись.

Таким образом, в 2003 году, после «Революции роз» все подобные проекты приостановилось. По мнению специалистов, виной тому — политика. В противном случае, сложно представить какую-либо страну в мире, которая отказалсь бы от проекта, гипотетически несущего «золотые яйца».

Сегодняшнее положение дел…

На сегодняшний день большинство вырытых в советское время артезианских скважин заброшены, и из них активно разливается вода. Группа специалистов, работавших над «Проектом века», впоследствии сделала несколько попыток по возрождению этой идеи, однако не ничего не получилось. Заброшенный проект сможет воскреснуть лишь при государственной поддержке.

Для получения официальной информации от правительства о том, рассматривается ли данный вопрос на сегодняшний день, корреспондент Dalma News связался с Министерством экономики и устойчивого развития Грузии, однако, так и не получил четкого ответа. Однако, по неофициальным каналам поступила информация о том, что идея принадлежит иранской стороне, но в Тбилиси решение все еще не принято.

article-2563031-1ba285a300000578-499_964x593В связи с этим ходят разные слухи: согласно одним, взамен воды Грузия получит иранский газ. В то же время остается фактом и то, что в Иране рассчитывают на грузинский экспорт воды: «Грузия имеет большие водные ресурсы, которые способны восстановить дефицит в Урмийском озере»,- говорит иранская сторона.

Главной темой обсуждения вице-премьера, министра экономики Грузии Георгия Квирикашвили (нынешний и.о. премьер-министра Грузии) в ходе его визита в Иран, 18-19 мая 2015 года было углубление торгово-экономических отношений двух стран, торговый оборот которых в 2015 году составил около $127 млн. Что касается Урмийского вопроса, известно, что Иран планирует наполнить озеро водой из Грузии и Армении. Иранский парламентарий Али Алилу в комментарии местным СМИ отметил, что согласие между сторонами уже достигнуто, и в будущем вода из Куры и Севана будет перекачена в Урмийское озеро при помощи трех насосов. В то же время, согласно депутату, перекачка воды из Каспийского моря невыгодна иранской стороне из-за лишних экономических затрат и ее сильного загрязнения.

«Содержание воды в Урмийском озере снизилось с 36 млрд до 2 млрд кубометров, а Аракс и прочие малые реки неспособны восполнить дефицит. Вода из двух стран будет либо куплена, либо будет осуществлен бартер», — отметил парламентарий.

lake-orumiyeh-in-iran-019Согласно фотографиям спутников, в 2014 году объем воды в озере снизился, по сравнению с показателями 1972 года, на 88%; в 1976 году ЮНЕСКО внесло его в список памятников биосферы. Кроме убытка в сельском хозяйстве, происходит разнос солей озера ветром, что вызывает серьезные болезни среди населения.

По информации осведомленных источников, на сегодняшний день Тегеран готов потратить на решение этой проблемы около $5 млрд. в течение ближайших 10 лет.

«Иранцы — не глупы настолько, чтоб ценой насосных станций, стальных трубопроводов и нескольких киловатт/час электроэнергии качать из Алазанского бассейна простую техническую воду. У них поблизости есть Аракс…По-моему, речь идет о питьевой воде. Ресурс лишней питьевой воды составляет чуть больше половины того, что просит Иран», — говорит гидролог Корнели Дарсавелидзе, подчеркивая, что без помощи Азербайджана, проект не имеет будущего.

Лидер «Движения зеленых Грузии» Нино Чхобадзе считает вывод вод из Алазани невозможным, так как река и без того недостаточно полноводна. Кроме того, это может вызвать дефицит сельхозпродукции в регионе Кахети. Выкачка воды из Куры вызовет нехватку оросительных вод в Квемо Картли, что приведет к снижению уменьшение урожайности и повышению цен на сельхозпродукты. Чхобадзе считает, что Грузия больше не та — богатая водой страна, какой была раньше. Продажа воды возможна, полагает эксперт, но не по трубам.

«Я понимаю интересы страны и роль энергетики в ее развитии, но на этом этапе для нас невыгодны все проекты подачи воды Ирану по трубам. Лето 2016 года показало, что в реках Западной и Восточной Грузии упал уровень вод и у нас дефицит водных ресурсов. Вообще, положение катастрофическое»,- говорит Нино Чхобадзе.

P.S. Судя по всему, правительство Грузии не спешит открывать все карты, а Иран, тем временем, не перестает мечтать о грузинской воде. Агентство Dalma News постарается выяснить, достигнуты ли уже договоренности о датах начала реализация проекта подачы воды Ирану, а также — о какой именно воде идет речь. Некоторые советуют Грузии не упускать такой шанс. В случае реализации проекта, страна, по подсчетам специалистов, за 500 млн. кубометров воды получит до 10 млрд кубометров газа, при том, что годовое потребление природного газа в стране составляет до 2,2 млрд. кубометров. Однако все  это при условии, что доходы от газа не перетекут в чей-либо карман.

Шорена Папашвили для Dalma News