ПОДЕЛИТЬСЯ

Почти полвека назад, в 1971 году, состав становящегося амбициозным ереванского «Арарата» пополнил новобранец. Но не дебютант: на счету Эдуарда Маркарова уже были бронзовые медали союзного первенства, ряд игр за сборную СССР, в том числе — выступление на мировом чемпионате в Англии, которое принесло форварду бронзу этого первенства. Маркарову было тогда 29 лет, возраст для футбола солидный, и переход в другой клуб таил в себе определенные риски. Но за пять лет выступлений за армянскую команду он успел стать серебряным призером и чемпионом СССР, дважды выиграть кубок страны и, конечно, обыграть сильнейших футболистов планеты тех лет, собравшихся в мюнхенской «Баварии».

Недостающая звезда в созвездии

Сегодня Эдуарду Артемовичу 75 лет, юбилей почтенный. Он радуется, что его помнят, что не забыли, хотя и старается не показать радости – но блестящие глаза-то не спрячешь. И как можно забыть легенду?

В первой половине 1970-ых все игроки «Арарата» были безусловными кумирами и взрослых и детей. Мальчишки, лишенные интернета, в каждом дворе гоняли мяч с утра и до вечера, малевали краской на майках корявые номера, под которыми играли любимые игроки. Как же ругали нас мамы за испорченные, на их взгляд, майки! Это сейчас — зашел в магазин и вышел с формой хоть сборной Папуа-Новой Гвинеи, а тогда приходилось выкручиваться самим. Мальчишки, они ведь такие — в воротах стоять мало кто любит, все хотят голы забивать, как Иштоян, как Маркаров. И маек с цифрой 9 было намного больше, чем с другими номерами. Я сам истрепал не одну такую «форму»…

Арарат - 73
Арарат — 73

Можно сказать, наверное, что Эдуард Маркаров стал той звездой, которой не хватало для полного комплекта в созвездии футбольной команды «Арарат». Посудите сами: в год прихода Эдуарда Артемовича в клуб команда, до того блеснувшая лишь раз, в далеком 1954 году, дойдя до финала кубка страны, выигрывает «серебро» чемпионата, а потом сразу же, на одном дыхании — золото, да два кубка. И это клуб, повторим, выше середины турнирной таблицы до того не поднимавшийся. А ушел Маркаров — снова стал «Арарат» заурядной командой, с эпизодическими проблесками и периодической борьбой за выживание в высшей лиге советского футбола. Справедливость требует, однако, не забыть, что вместе с Маркаровым ушла из «Арарата» практически вся плеяда тех самых великих игроков.

Потом он стал тренером. В 1984 году в «Арарат» уговорили вернуться Никиту Симоняна, а тренер-легенда позвал на помощь Маркарова. Возродить былую славу грозного «Арарата», однако, не удалось: в команде уже не было игроков того масштаба, что десятилетие назад. К внутрикомандным склокам и групповщине прибавилось болезненное самомнение двух-трех лидеров, посыпались обвинения в договорных матчах – именно в этот период сломали карьеру Хорену Оганесяну. В такой обстановке Симонян работать не смог и ушел из «Арарата». Маркаров последовал за ним: «Если бы я остался, меня обязательно обвинили бы в том, что я подсидел Никиту Павловича. Подобных разговоров я допустить не мог». История советского «Арарата» на этом фактически закончилась.

Но победы на тренерском поприще у Маркарова были – с юниорскими сборными СССР золото первенства Европы 1990 года и бронза чемпионата мира 1991 года в Португалии. Правда, последнюю медаль он отдал вратарю сборной Андрею Новосадову, который из-за травмы в первом матче первенства так и не доиграл турнир, оставшись без награды. Увидев в глазах вратаря слезы, Эдуард Артемович отдал ему свою.

Джентльмен футбола

Вообще, Маркаров всегда отличался джентльменским поведением на поле – шутка ли, за всю свою долгую карьеру игрока он умудрился ни разу не схлопотать желтую карточку, не говоря уже о красной, и это очень редкий случай в футболе. Легендарного англичанина Бобби Чарльтона как-то спросили, с кем из коллег-футболистов ему было комфортнее всего играть. Чарльтон, не задумываясь, назвал сэра Стенли Метьюза, пояснив, что сэр Стенли был настолько виртуозным футболистом, что, делая пас, умудрялся послать мяч под удар головой так, что шнуровка (а тогда, если кто не знает, кожаная оболочка мячей крепилась на камере при помощи шнурка) никогда не приходилась на лоб бьющего. Наверное, если бы Чарльтону и Маркарову довелось сыграть в одной команде, Бобби назвал бы вместе с Метьюзом и его. Потому что виртуозность и джентльменство Маркарова — это качества, которые отличали форварда в первую очередь.

Первой командой Маркарова стала сборная домоуправления, которая взяла да и победила в кубке Баку наперекор заведомым фаворитам, а четырнадцатилетний Эдик выиграл первый в жизни футбольный приз. И понеслось — на следующий год он был уже в составе сборной Азербайджана, которая успешно выступила в Москве на Всесоюзной спартакиаде учащихся, а Эдик поназабивал массу голов и оказался в списке 33 лучших юных футболистов СССР. Домой в Баку со спартакиады он не доехал: его в прямом смысле сняли с поезда и отправили прямиком в Армавир, где отец, Артем Маркаров, тренировал местную команду под романтическим названием «Зерносовхоз». Это оказалась первая взрослая команда Эдуарда Маркарова, наивысшим достижением которой стал финал кубка Краснодарского края в 1960 году. До звания лучшего бомбардира чемпионата СССР оставалось два года.

Борис Аркадьев, тренер бакинского «Нефтяника» начала 1960-ых, один из лучших советских тренеров, сумел поставить яркую индивидуальность 20-летнего форварда на службу командной игре. Маркаров отзывается об Аркадьеве в превосходных степенях, называя его мудрейшим и интеллигентнейшим человеком – Аркадьев, говорит Маркаров, даже матерился так, что на его мат не обижались кавказцы, игравшие в «Нефтянике». А футбольная задача Эдику была поставлена такая: играть остроумно, работать над техникой паса.

В 1961 году еще никто слыхом не слыхивал о межнациональных конфликтах, и в главной команде азербайджанского футбола играли рядом Маркаров и Мамедов, Голодец и Кузнецов, Чанчалейшвили, Юрий и Сергей Мелкумяны, Туаев, Грязев, Алекперов и другие. Аркадьев создал команду, равной которой в республике ни до, ни после не было. Эти мастера и учили Эдика футбольной премудрости — подробно и терпеливо, как и подобает наставникам. «Я был, как губка, обращал внимание на любую мелочь, впитывал необходимое, научился комбинационной игре, поставил технику. Вот такие высшие футбольные курсы», — говорит сейчас Маркаров. Впервые в основном составе «Нефтяника» Маркаров сыграл весной 1961-го, в Москве против чемпиона — «Торпедо». И хотя бакинцы тот матч проиграли, нападающий отметился первым в своей карьере голом в высшей лиге.

…Он невероятно скромен, Эдуард Маркаров, обладавший потрясающей техникой, «звериным» голевым чутьем, безупречно поставленным ударом и отлично игравший головой – это при его-то невысоком росте, обычно он был самым низкорослым из всех 22 участников игры, а вот поди ж ты, сколько мячей забил головой, выигравая верховые дуэли у долговязых защитников. Он смущается от дифирамбов, вспоминает обычно не голы, им забитые и достижения, а какие-нибудь забавные эпизоды из матчей.

Есть темы, которые ему вспоминать не хочется – например, как его «отблагодарили» в «Нефтчи» за десятилетие верности бакинскому клубу. Возмущенные его решением перейти в «Арарат», партийные и футбольные деятели республики организовали настоящую травлю форварда в прессе, в худших советских традициях, вплоть до того, что группа «оскорбленных» отправилась бить окна в его квартире. Квартиру тогда перепутали, и окна побили соседям Маркаровых, но от этого не легче.

А он – он и сейчас поджар и подтянут, годы, конечно, берут свое, но спортивная выправка есть по-прежнему. С 75-летием, Эдуард Артемович, долгих лет и крепкого здоровья. Сорок с лишним лет назад мы так хотели хоть немного быть похожими на вас.

Подготовил Рубен Гюльмисарян