ПОДЕЛИТЬСЯ

В Азербайджане разгорается нешуточный скандал в связи с исполнением решения суда о разлучении 10-летней девочки с воспитавшей ее тетей и передаче ее отцу. История 10-летней жительницы Губинского района Азербайджана вызвала широкий общественный резонанс после того, как в социальных сетях появилась видеозапись, на которой видно, что при разлучении ребенка с ее опекуншей судебные исполнители применяют силу.

На видео, которое было размещено на YouTube 5 января люди в форме отнимают девочку у женщины. Ребенок плачет и очень напуган, но это не останавливает мужчин. Видеозапись стали активно распространять пользователи соцсетей.

Созданная в связи с инцидентом Госкомитетом Азербайджана по проблемам семьи, женщин и детей рабочая группа во главе с заместителем главы ведомства Айнур Софиевой 8 января совершила поездку в Губинский район и провела на месте расследование. Как говорится в распространенном вечером 8 января заявлении Госкомитета, рабочая группа провела встречи с девочкой и ее родственниками, ознакомилась с условиями, в которых проживает ребенок со своей тетей Мехрибан Эльдаровой.

В сообщении говорится, что девочка называет тетю мамой и не желает, чтобы их разлучали. По данным Госкомитета, после смерти матери девочки в 2010 году по решению исполнительной власти Губинского района Эльдарова была назначена опекуном ребенка. Однако в 2012 году Губинский районный суд удовлетворил иск отца девочки Аваза Байрамова о передаче ребенка ему. Впоследствии Сумгаитский апелляционный и Верховный суды Азербайджана оставили в силе решение суда первой инстанции.

В ходе процесса исполнения этого судебного решения 7 декабря 2016 года девочка пережила сильный стресс.

«Врач-психиатр Губинской центральной районной больницы стал свидетелем резкой смены психоэмоционального состояния несовершеннолетней и физического давления на нее в процессе исполнения и дал заключение, что смена ее условий жизни негативно повлияет на нее», — сказано в заявлении Госкомитета.

С учетом вышеотмеченного, Госкомитет пришел к выводу о нецелесообразности выполнения процедур, вытекающих из судебных решений, о передаче ребенка отцу, так как они нарушают права ребенка, данные ей законодательством Азербайджана и международными актами в сфере защиты детей.

«Согласно законодательству Азербайджанской Республики и международным конвенциям все физические и юридические лица в своей деятельности должны ставить выше всего интересы детей и создавать условиях для реализации их прав. Выполнение решений не должны наносить ущерба жизни, развитию и здоровью детей», — подчеркивается в сообщении.

Что касается применения насилия приставами в отношении ребенка, то Госкомитет поддерживает по этому вопросу контакт с министерством юстиции, которое уже ведет служебное расследование в связи с инцидентом. По его результатам будут предприняты шаги в соответствии с законодательством.

Между тем, тетя 10-летней Нурай, Мехрибан Эльдарова сообщила АПА, что ее сестра Рубаба Худавердиева болела раком, и в 2008 году рассталась с мужем Авазом Байрамовым. По ее словам, с тех пор семья Мехрибан ухаживала за ней и ее ребенком, пока в 2010 году Рубаба не умерла. В 2011 году отец ребенка подал исковое заявление, а год спустя суд аннулировал попечительские права Мехрибан.

Депутат парламента Азербайджана Вахид Ахмедов подтвердил, что ребенка воспитывала тетя.«Я говорил на эту тему с председателем Губинского районного суда. Председатель суда заявил, что когда по этому вопросу было подано обращение в суд, он, вызвав стороны, побеседовал с ними и призвал к мировому соглашению, но его так и не заключили. Председатель сказал, что тогда он вынес решение по делу Нурай. Я не хочу вмешиваться в работу суда. Однако, в связи с происходящим, я готовлю письмо в Минюст и этот вопрос будет расследован. То, что ребенка насильно отбирают и передают, то, что там происходило, то отношение, которое было проявлено к женщине – все это не подобает азербайджанской идеологии, не подобает нам. Такие действия выходят за все рамки. Такое впечатление, что исполнители (судебные приставы) приехали из другой страны», — заявил он.

Адвокат Эльчин Садыгов считает, что необъективные судебные разбирательства и халатность чиновников являются причиной возникновения проблемной ситуации с 10-летней девочкой.elchin«В возникновении такой ситуации виновата черствость чиновников комиссии по опекунству при районной исполнительной власти, которые, не разобравшись во всех обстоятельствах, приняли решение о передаче ребенка отцу. Суды также принимали решения, не вникая в суть проблемы. Ответственность также на приставах, которые пошли на принудительное исполнение решения суда в отношении ребенка, который не является объектом законодательства об исполнении (решений суда)», — пишет Садыгов в Facebook.

Он добавил, что согласно законодательству тетя ребенка может повторно обратиться в суд за восстановлением опекунства, и при разбирательстве должно быть учтено и мнение 10-летней девочки.

А отец Нурай Байрамзаде, Аваз Байрамов рассказал свою версию происходящего. Отвечая на вопрос журналистов о семейной жизни с матерью Нурай, Байрамов отметил, что супруга сама его покинула в сентябре 2007 года. Как он сказал, это произошло во время пребывания супруги у матери.

«С семьей были в отпуске, она захотела к матери, я ее отвез, а через три дня после того как я позвонил ей, она заявила, что не хочет возвращаться и разводится. Мол, я работаю в ночную смену в реанимации, непонятно, где провожу время»,- сказал мужчина. Он отметил, что судебное разбирательство об опекунстве над ребенком идет уже с 2011 года, и он никак не согласится, чтобы его дочь росла в чужом доме, несмотря на заявления тети девочки.

Адвокат Адам Гасанов считает, что суд вынес правильное решение, но исполнение было неправильным.

«Забрать ребенка у матери или опекуна и передать его на воспитание отцу может только суд. Чтобы добиться этого, нужно предоставить для рассмотрения дела убедительные доказательства того, что мать свои обязанности по отношению к ребенку не выполняет. Это происходит в случае, если женщина, на попечении которой находится несовершеннолетний ребенок, является алкоголичкой или наркоманкой. Все эти обвинения должны иметь подтверждение в виде справок из больниц, диспансеров или от участкового уполномоченного. Также отец может требовать через суд право забрать ребенка себе, если мать или опекун о ребенке должным образом не заботится. Единственное, что нужно помнить: одних доказательств недостаточно, нужно на судебный процесс взять еще свидетелей, которые прямо в зале заседаний подтвердят такую информацию»,-  сказал адвокат.

В любом случае, вся эта история еще раз показывает, что законы по обеспечению защиты прав детей должны совершенствоваться. И вероятно парламентарии проведут необходимую законотворческую работу в этом направлении. Другое дело, что на психологическом состоянии ребенка вся эта история отразилась не лучшим образом.

Максуд Талыблы