ПОДЕЛИТЬСЯ

О дырах черных и даже серых

 

Felix
Феликс Агаронян

 

Феликс Агаронян способен рассказывать о Вселенной и ее загадках бесконечно. И увлеченно – невольно интригуя собеседника настолько, что и тот погружается в таинственность и непредсказуемость мироздания. Выпускник одного из престижнейших советских вузов, МФТИ (Московскиий физико-технический институт) – знаменитого «физтеха» — доктор физико-математических наук, член различных академий, создавший непревзойденную команду физиков в ЕрФИ, сегодня является руководителем группы астрофизики высоких энергий Института ядерной физики имени Макса Планка в Гейдельберге и профессором Дублинского университета.

 

Что может быть интереснее подобных рассказов – вот оказывается, например, что кроме черных дыр, о которых каждый слышал хотя бы краем уха, существуют еще белые и даже серые. Впрочем, это уже области слишком узкоспециализированные, предметом же разговора были частицы сверхвысоких энергий. Еще в 1930-ых годах выдающийся советский физик, лауреат Нобелевской премии Павел Черенков открыл в глубинах космоса голубое свечение, которое вызывали частицы, перемещающиеся в прозрачных средах со сверхсветовой скоростью.

cherenkov1_1438027471.jpg.600x450_q85
Павел Черенков

Эти и другие подобные частицы много могут рассказать ученым о строении и истории Вселенной, косвенным образом способствуя и разгадке самой большой тайны последних десятилетий – так называемой «темной материи», в существовании которой сомнений у ученых практически не осталось: а она, предположительно, обуславливает расширение пространства.

Регистрация частиц сверхвысоких энергий, таким образом, стала насущной необходимостью. Закавыка, однако, была в том, что земной поверхности частицы не достигают – их поглощает атмосфера. Поэтому регистрировать их нужно было на самой атомсферной границе, и довольно долгое время аппаратура поднималась ввысь на воздушных шарах. Стоит ли говорить, что шары часто падали, дорогая техника разбивалась, и ощутимой пользы такие методы не принесли. Да и появление искусственных орбитальных спутников не привело к прорыву в этом направлении. Нужны были новые технологии и методики — принципиально иные.


Намибия. Век XXI

Дорогой в будущее стал старт проекта H.E.S.S. – High Energy Stereoscopic Systems – стереоскопические системы высоких энергий. В рамках этого проекта предполагалось развертывание системы «черенковских» телескопов, способных выделять космическое гамма-излучение, помочь в изучении темной материи. Разместить телескопы было решено на пустынных возвышенностях Намибии. Одним из руководителей проекта стал Феликс Агаронян.

Африканская страна была выбрана площадкой проекта по простой причине – именно здесь находится лучшее на планете место для наблюдения за Млечным Путем, где происходят интереснейшие процессы; к тому же небо пустыни практически всегда ясное, дождей может не быть месяцами, если не годами.

Телескопы H.E.S.S. только называются телескопами, по инерции, на самом деле между телескопами в привычном понимании и аппаратурой H.E.S.S. есть огромная принципиальная разница. Не углубляясь в технические детали, скажем, что важнейшей их деталью являются особые зеркала, чувствительные к изменениям в световом потоке. В дальнейшем полученная информация обрабатывается математическими методами, которые позволяют определить источник гамма-излучения и его энергетические характеристики.

А с зеркалами этими история особая.


Посмотреть на Carl Zeiss и сделать лучше

На изготовление зеркал для намибийской пустыни был объявлен тендер, в котором приняли участие всемирно известные фирмы из Германии, Италии, США и других стран. Скромная заявка Армении, казалось бы, будет проигнорирована, но Феликс Агаронян развернул бурную деятельность.

Авторитет Агароняна, гарантировавшего успех, стал решающим фактором в том, что в конечном итоге 1500 зеркал были изготовлены в Армении. Агароняну удалось убедить и иностранных партнеров, и местных специалистов – в первую очередь гендиректора ЗАО «Галактика» в Гарни Ара Мирзояна – в том, что качественное исполнение заказа вполне им по силам. Требовалась максимальная точность и безупречное качество обработки поверхностей, и Мирзоян стал собирать профессионалов.

Mirzoyan
Ара Мирзоян

И началось! В.Элбакян создал специальный прибор, измеряющий коэффициент отражения зеркал с предельной точностью, мастер А.Вартанян разработал для этой цели шлифовально-полировальные станки совершенно нового типа, а профессионалы-оптики Л.Саркисян и Р.Галян осуществили выполнение заказа в срок. Необходимость нестандартного подхода и остроумных решений требовали творческой, нешаблонной работы, с которой на отлично справились вакуумщик Р.Хосровян и инженер-механик А.Оганесян. Эти и другие специалисты сделали все, чтобы в намибийское небо были устремлены армянские «глаза».

Превосходные эпитеты, которые прозвучали на открытии системы телескопов, дорогого стоят. Ведь слова признания заслуг армянских специалистов от такой фирмы, как Carl Zeiss, от руководства института Макса Планка означают, что наука страны жива, есть профессионалы, истосковавшиеся по настоящей интересной работе, которую они способны выполнить безупречно и в срок. Кстати, армянская команда стала единственной, ни разу не нарушившей оговоренные сроки поставок – все остальные партнеры и смежники запаздывали постоянно.

Сам же Ара Мирзоян в 1990-ые попытался было уйти из науки – перешел на дипломатическую работу в армянском консульстве в Лос-Анджелесе, затем работал на руководящих постах в компании «Кока-Кола Армения». Распрощаться с фундаментальной наукой, впрочем, ему не удалось – из астрофизики уйти невозможно, признается Ара Мирзоян. Руководимое им ЗАО «Галактика» — залог того, что не переведутся ученые на земле нашей.


Слушая музыку звезд

Говоря об армянских астрофизиках, нельзя не вспомнить и такую неординарную личность, как Гарик Исраелян. Человек в 16 лет всерьез намеревался игнорировать вуз, чтобы играть в театре и музицировать на своей любимой гитаре, когда случайность привела к рождению крупного ученого. Гарик посмотрел фильм Тарковского «Солярис», и судьба его круто повернулась – он поступил на физфак университета. Преподавал ему сам Виктор Амбарцумян – понятно, что такой учитель не мог не выдать качественного ученика.

Garik Israelyan
Гарик Исраелян

Гарик Исраелян – профессор астрофизики, доктор наук, он руководит лабораторией химической эволюции Вселенной в Институте астрофизики на Канарских островах, там, где находится знаменитая Северная обсерватория. В сфере научных интересов Гарика – химическая эволюция Вселенной, проблемы черных дыр, экзопланеты, а также астро- и гелиосейсмология. Последнее требует пояснений – Исраелян исследует распространение акустических – звуковых волн в атмосферах звезд.

В 2000 году ученые выделили звуковые колебания ближайшей к нам звезды – Альфа Центавра, разумеется, «звучат» и все остальные звезды, каждая на свой лад. Исраелян рассказывает, что параметры акустических волн могут многое рассказать о структуре звезды, о химическом ее составе, дают представление о массе и диаметре, даже возраст можно уточнить. Одним словом, здесь можно получить массу ценной информации и о Солнце, и о далеких объектах. А еще, говорит Гарик Исраелян, звезды звучат наподобие гитары, очень похоже.

Ружье, находящееся на сцене, должно выстрелить, согласно законам жанра. В случае с Исраеляном, любимая им гитара все время оставалась в пределах досягаемости, и рано или поздно должна была сыграть свои аккорды. Исраелян перевел звучание звезд в понятный человеческому уху диапазон, а потом написал музыкальные произведения на этой экзотической основе. Для того, чтобы люди, слушая эту музыку, поняли, что расхожее представление о Вселенной, как о великом безмолвии совершенно не соответствует действительности.

Логическим завершением этого увлечения стал рок-фестиваль Starmus, «Музыка звезд», организованный на Канарах же Исраеляном. Перечисление легендарных музыкантов, принявших в нем участие, вызовет зависть у любого ценителя жанра – Genesis и Питер Габриэл, Дэвид Гилмор и Жан-Мишель Жарр, многие другие.

С энтузиазмом принял участие в фестивале Брайан Мэй, основатель легендарной команды Queen – сам доктор наук в области астрофизики. «Эта музыка у меня в голове, она у меня внутри, когда я думаю про звезды и космос» — сказал, откликаясь на приглашение, Мэй. По окончании фестиваля состоялся и научный «круглый стол» — ну как же обойтись без подобного мероприятия, когда среди гостей нобелевские лауреаты, маститые ученые, астронавты и космонавты, ярчайшие представители науки и мира искусства. Этот фестиваль стал одним из важнейших мировых событий 2011 года.

P.S. Феликс Агаронян уверен – наука Армении, особенно астрофизика, даст еще немало поводов ею гордиться. Для этого у страны есть необходимое – умные светлые головы, отличные специалисты, способные буквально из ничего создать техническое обеспечение для любого, самого невероятного проекта. Нужно только немного внимания к ним, этим одержимым наукой людям, и все будет на высшем уровне.

Рубен Гюльмисарян специально для Dalma News