В декабре президент России Владимир Путин заявил, что террористическая организация «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) полностью разгромлена на обоих берегах Евфрата, что фактически означает конец кровавому вооруженному конфликту, продлившемуся около 6,5 лет. Во время посещения российской базы Хмейим он отдал приказ о выводе войск с территории Сирии.

Если в начале сирийского конфликта против президента Башара Асада выступали только представители сирийской оппозиции, то с течением времени, благодаря фактической интервенции различных «джихадистских» группировок, которых поддерживали сопредельные страны и не только, в частности Саудовская Аравия, Турция, Иордания, Катар, США, Великобритания, светская оппозиция была маргинализирована и перестала быть  реальным игроком.

Президент Сирии Башар Асад, президент России Владимир Путин и министр обороны России Сергей Шойгу на российской авиабазе «Хмеймим», 11 декабря 2017 года. Иллюстрация REUTERS
Президент Сирии Башар Асад, президент России Владимир Путин и министр обороны России Сергей Шойгу на российской авиабазе «Хмеймим», 11 декабря 2017 года. Иллюстрация REUTERS

С определенного этапа ядром сил, воевавших с правительственными войсками САР, стали попросту иностранцы, абсолютно разношерстные по своей этнической составляющей. В «джихадисты» подались не только арабы из соседних стран, но и из далеких по расстоянию стран, таких как Филиппины, Индонезия, Китай (уйгуры), из Европы – Великобритании, Франции, Голландии, Дании, Германии и ряда других стран.

«Миссионеры», завлекавшие «пушечное мясо» для «джихадистов», не обошли и бывшие страны СССР. В основном, что естественно, это были мусульманские страны – Северный и Южный Кавказ, страны Центральной Азии. В самой РФ были затронуты регионы с преимущественно мусульманским населением. Но в целом это не означает, что «миссионеры» работали только с этническими мусульманами. Был зафиксирован ряд случаев, когда из самой России или стран Европы христиане под воздействием салафитских пропагандистов принимали ислам такфиритского толка и уезжали бороться в САР с «тираническим режимом Асада».

Пропагандисты «джихада» в Азербайджане

Конечно, работа пропагандистов и вовлекателей «воителей Халифата» в войну в Сирии не обошла стороной Азербайджан. Необходимо отметить, что еще в 90-х годах различные саудовские и катаровские структуры под видом благотворительных организаций вовсю развернули пропаганду такфиризма, завлекая местное население различным программами по оказанию финансовой помощи, предоставлением кредитов для подъема бизнеса и так далее. Спустя практически 20 лет, с учетом роста мусульман такфиристского толка, власти решили закрыть «благотворительные организации», но было уже поздно – азербайджанцы успели повоевать в Афганистане и в ряде других горячих точек мира.

С началом сирийского конфликта «миссионеры» стали больше «работать» с жителями сельских регионов, бакинских поселков и непосредственно в Сумгаите, где пропаганда была развернута на широкую ногу. Не последней причиной вливания азербайджанцев в ряды джихадистов в Сирии стала экономическая нестабильность, отсутствие возможностей для заработка и какой-либо перспективы в стране. Необходимо отметить, что также сказывается и низкий уровень информированности о различных течениях в исламе и о традиционных формах ислама в Азербайджане.

В конце прошлого года главный муфтий Сирии шейх Ахмед Бадреддин Хассун сообщил, что наряду с наемниками и «бойцами за веру» из Саудовской Аравии, Ирака, Ливии и ряда других стран за время конфликта против правительственных сирийских войск погибло около 100 уроженцев Азербайджана. Данная информация не была позже опровергнута либо подтверждена.

Верховный Муфтий Сирии Ахмед Бедреддин Хассун и Муфтий Москвы, Центрального региона и Чувашии, член ОП РФ Альбир хазрат Крганов. 30 октября 2014 г. Иллюстрация http://rosmuslim.ru
Верховный Муфтий Сирии Ахмед Бедреддин Хассун и Муфтий Москвы, Центрального региона и Чувашии, член ОП РФ Альбир хазрат Крганов. 30 октября 2014 г. Иллюстрация http://rosmuslim.ru

Азербайджанцы были замечены не только в террористической группировке «Исламское государство», но и в рядах так называемой «оппозиции», которая формально боролась и с ИГ, и с войсками Башара Асада в угоду интересам своих «хозяев».

Согласно докладу российского эксперта Андрея Казанцева, на Ближний Восток уехало воевать примерно 100-200 человек из Азербайджана. Он ссылается на исследование азербайджанского правозащитника Арифа Юнуса, который утверждает, что азербайджанцы в основном воевали в составе трех организаций – «Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар», «Джебхат ан-Нусра» и «Ахрар аль-Шам».

В сентябре этого года глава Службы безопасности Азербайджана Мадат Гулиев официально оценил количество вовлеченных в ИГ граждан Азербайджана в 900 человек и более, из которых 300 погибли в ходе войны. В ноябре этого года официальные иракские власти объявили об аресте 200 азербайджанских членов ИГ и членов их семей в Мосуле.

Есть также мнение об участии азербайджанцев в конфликте на стороне Башара Асада, но эти данные не имеют какого-либо подтверждения. Однако на стороне сирийских правительственных войск в составе добровольцев Корпуса стражей исламской революций Ирана воюют непосредственно и иранские азербайджанцы.

Конец конфликта в Сирии?

И российские, и ближневосточные и западные эксперты сходятся во мнении, что конфликт в Сирии подходит к своему концу, однако победу и соответственно поражение они отдают различным сторонам.

Азербайджанский политолог Ильгар Велизаде считает, что заявление президента России об окончании сирийского конфликта скорее является «политическим заявлением, сделанным, что называется, «под момент».

1023886876
Ильгар Велизаде, политолог

«Но оно, в общем-то, не далеко от истины. Бои в Сирии с ИГ хоть и продолжаются, носят очаговый характер. Враг все еще сопротивляется и, неизвестно, сколько это продолжится. Правда, масштабы сопротивления, к счастью не столь значительны, от жертв пока никто не застрахован. А если есть жертвы, то значит и война все еще идет», — заявил он Dalma News.

В свою очередь старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмет Ярлыкапов в беседе с DalmaNews также согласился с мнением об окончании войны в Сирии, которая «движется к логическому завершению». Наряду с этим он указал, что сложностью для мирного урегулирования является наличие раскола в сирийском обществе по самым разным признакам: этническим, конфессиональным и так далее.

«ИГ и Нусра (Джебхат ан-Нусра) теряют территории, их вытесняют из занятых городов. Понятно, что рано или поздно большинство территории Сирии будут контролировать правительственные войска. В то же время не стоит сбрасывать со счетов и американское присутствие, а они все же сделали ставку на других», — сказал он.

По его словам, в контексте окончания войны необходимо также понимать специфику ИГ и Джебхан ан-Нусры. «Потери территорий для них, конечно, болезненны, но не принципиальны. ИГ уже говорит о том, чтобы его последователи разворачивали сетевые структуры по всему миру. В Сирии они также уйдут в подполье, к сожалению, это наиболее реалистичный сценарий. А значит, период мирного обустройства не будет кратким и может затянуться на долгие болезненные годы», — указал эксперт МГИМО.

Опасность возврата боевиков

Несомненно, граждане Азербайджана, воевавшие в Сирии и Ираке, по возвращению на родину, представляют определенную угрозу, так как являются носителями радикальной и антисоциальной идеологии.

Ильгар Велизаде считает, что никак не реагировать на их возвращение на Родину нельзя. «Все таки-это люди прошедшие соответствующую идеологическую обработку, несущие в себе элемент социальной агрессии, люди, которые могут преследовать цель вербовки новых сторонников», — считает эксперт.

Он отметил, что, скорее всего, подобные элементы уже состоят на учете правоохранительных органов Азербайджана и в их отношении априори ведется профилактическая работа. «Что касается их возможностей дестабилизировать ситуацию в Азербайджане, то они если и есть, то ничтожно малы. Последние активные действия специальных служб, проводимые спецоперации и прочая деятельность по обеспечению правопорядка в стране лишают данные деструктивные силы почвы для того чтобы строить в отношении Азербайджана далеко идущие планы. Самое большее, на что они могут рассчитывать, это заявить о себе посредством провоцирования локальных инцидентов. Но даже это, как показывает практика, у них не получается», — сказал Велизаде.

Ахмет Ярлыкапов, в свою очередь, отметил, что не все, кто выехал из страны с целью присоединиться к той или иной воюющей стороне в Сирии, достигли своей цели.

ahmet_yarlykapov
Ахмет Ярлыкапов, исламовед

«Большинство достигших цели погибли в боях – в ИГ любили пускать добровольцев из постсоветских стран под пули в первую очередь. Не все из тех, кто остался, захотят и смогут вернуться, то есть не нужно раздувать проблему», — подчеркнул он.

 

По его словам, проблема есть, однако она не так трагична, как ее представляют, и для ее решения необходимо предпринимать соответствующие меры. «В первую очередь, надо разбираться, побывал человек в самой Сирии или нет, воевал он или нет. Сейчас в Турции и Украине находится большое число граждан постсоветских стран, которые покинули их в связи с событиями в Сирии. Многие из них без паспортов, и меньшая их часть связана с ИГ. На самом деле, это пестрая публика, среди них есть и сторонники, и противники ИГ, и те, кто помогал своих соотечественников переправлять в Сирию, и те, кто мешал этому. С теми, кто все же решит возвратиться и прибудет обратно, необходимо стараться проводить работу по ре-интеграции в общество, не забывая, что в силу специфики их прошлого следует установить контроль над их деятельностью», — отметил он.

При этом эксперт также не исключил, что ИГ захочет использовать для налаживания своих сетей также и тех, кто будет возвращаться из Сирии в свои страны.

Сотрудничество Азербайджана с Россией и Турцией в контртеррористической борьбе

Исходя из того факта, что зачастую азербайджанцы отправлялись в Сирию и вливались в ряды «джихадистов» через территорию Турции, проблема по их возвращению в Азербайджан актуальна и для Турции. Наряду с этим, Азербайджан примыкает к Северному Кавказу и непосредственно граничит с Дагестаном, на территории которого до сих пор борются с экстремизмом и радикализмом, и для России данный вопрос имеет крайне важное значение, так как возможны «удары мести» со стороны бывших участников войны.

Велизаде считает, что такое взаимодействие непросто необходимо, оно уже осуществляется и приносит свои плоды. В качестве примера он приводит неоднократные визиты в Баку секретаря Совбеза России Николая Патрушева, что, по его мнению, является наглядным показателем того насколько тесно взаимодействуют азербайджанские и российские силовики в борьбе с терроризмом.

«Кстати говоря, Россия и Азербайджан практикуют формат регулярных рейдов на границе двух стран, во время которых удается выявлять и обезвреживать каналы проникновения террористов на территории обоих государств, выявлять и ликвидировать возможные сети террористов», — отметил эксперт.

Секретарь Совбеза России Николай Патрушев и президент Азербайджана Ильхам Алиев. Российско-азербайджанские консультации по безопасности. Апрель 2017 г. Иллюстрация https://ru.sputnik.az
Секретарь Совбеза России Николай Патрушев и президент Азербайджана Ильхам Алиев. Российско-азербайджанские консультации по безопасности. Апрель 2017 г. Иллюстрация https://ru.sputnik.az

Говоря о сотрудничестве на турецком треке, эксперт указал, что там по плотности взаимодействия оно не уступает азербайджано-российскому.

Ярлыкапов считает, что Россия, Турция и Азербайджан просто обречены на сотрудничество. «В связи с общей проблемой безопасности на Кавказе важно также сотрудничество с Грузией, ведь именно выходцы из Панкиси оказались на ведущих позициях в ИГ. Сотрудничество наших стран было бы полезно по широкому кругу вопросов: начиная от контроля границ и заканчивая обменом имеющейся оперативной информацией, ведь ситуация развивается стремительно», — сказал он.

Что делать?

Велизаде считает, что для борьбы с подобными явлениями, прежде всего, необходимо усилить информационно-пропагандистскую работу. «Надо постоянно информировать общественность о том, какое зло несут деструктивные идеи, проповедуемые террористами, и к каким трагическим последствиям они приводят. В нашем взаимозависимом мире никто не может остаться в стороне от порой незримой, а порой очень даже очевидной борьбы с радикализмом. И об этом важно помнить всегда», — подчеркнул политолог.

В свою очередь Ярлыкапов заметил, что сам факт, что присоединение российских и не только сограждан к террористическим группировкам на Ближнем Востоке приняло массовый характер, показало системность проблем, вызвавших это движение. «Очевидно, что пропаганде ИГ и прочих террористических группировок надо противопоставлять такую же изощренную контрпропаганду», — заявил российский эксперт.

При этом он добавил, что, однако, этого не будет достаточно. По его словам, социологические исследования, проведенные на Северном Кавказе, показали, что разгром ИГ на Ближнем Востоке никак не повлиял на популярность его идей.  «Все еще высок процент тех, кто им симпатизирует, а в качестве причины этого молодые люди указывают на проблемы, с которыми они сталкиваются в жизни: это и пресловутый «стеклянный потолок», в который молодые люди упираются, это и коррупция, и клановость, и прочие широко известные проблемы. Искать в чужом краю социальную справедливость молодых людей толкает также и отчуждение, которое они чувствуют в родном обществе. Вот в этих областях нас ждет серьезная и кропотливая, ежедневная работа, чтобы снижать число тех, кто желает присоединиться к ИГ и подобным ему организациям», — считает эксперт.

P.S. Необходимо отметить, что для Азербайджана данная проблема будет актуальной, как минимум, в краткосрочной перспективе. Ведь наряду с Сирией и Ираком есть и другие «горячие точки» в мире, как тот же Афганистан и Пакистан.

В Азербайджане наряду с проведением разъяснительной работы необходимо «заделывать прорехи» молодых граждан в знании религии и понимании расстановок религиозных сил на Ближнем Востоке. В этом контексте немалые усилия должно приложить само государство. Кроме того, следует составить правильную программу реинтеграции подобных граждан, уже с учетом опыта зарубежных стран – к примеру, той же России.

Само азербайджанское общество должно напрямую участвовать в данном процессе – то есть необходимо вести параллельные обсуждения и выдвигать какие-либо предложения, либо программы с учетом некой «табуированности» этой темы в Азербайджане.

 

Подготовил Садиг Дадашлы