Азербайджан между молотом и наковальней: зачем Эрдоган едет в Баку?

13469

Главной темой мировой политической повестки на сегодняшний день являются процессы, разворачивающееся в регионе Ближнего Востока, в частности — Сирии. Новое развитие конфликт получил с момента открытого вступления «в игру» России, хотя «весело» там было и до этого: и региональные и внешние игроки развернули на этой территории активную деятельность.

Решение Кремля участвовать в сирийской войне, удары по ИГ с Каспийского моря наглядно продемонстрировали, насколько ближневосточный конфликт приблизился к границам Южного Кавказа. Ведь Россия, наряду с Ираном и Турцией, стала третьей страной, активно действующей в этом нестабильном регионе.

Стоит также отметить, что решение России о начале сирийской операции не могло не задеть региональных амбиций Турции, для которой Сирия находится в сфере жизненно важных интересов. По этой причине столкновение интересов Турции и России было неизбежно, что, естественно, не могло обойти стороной и Азербайджан: ведь Россия является северным соседом Азербайджана, стратегическим партнером по многим вопросам, тогда как Турция традиционно является стратегическим союзником и «братом». Азербайджан важен и нужен Турции как стратегически, так и экономически, обеспечивая турецким товарам выход в Среднюю Азию. А для России — как бывшая союзная страна и связующий узел между Россией и странами Азии – Ираном, Индией и так далее.

Случилась беда. Турция сбила российский самолет. Ситуация в регионе Ближнего Востока стала еще больше запутанной и сложной, а Азербайджан оказался в весьма щекотливом положении.

Понимая всю сложность ситуации, Азербайджан пытается максимально дистанцироваться от российско-турецкого конфликта, балансируя между братьями-турками и «северным соседом» так, чтобы в обиде не остался никто. Стоит отметить при этом, что позиция Баку отчасти выгодна и Москве, и Анкаре, так как однозначный выбор одной из сторон означает потерю Азербайджана для другой.

На этом фоне особую значимость приобретает грядущий визит в Азербайджан президента Турции Реджепa Тайипa Эрдоганa, за которым будут внимательно наблюдать в Кремле.

Запутанная игра…

Комментируя визит президента Турции в Азербайджан, российский политолог, главный редактор издания «Однако Евразия» Семен Уралов, отметил, что Эрдоган начал разыгрывать региональную карту в поисках союзников. «Азербайджан является ключевой страной для Турции в условиях эскалации конфликта с Россией. Поэтому стратегии у Анкары в отношении Азербайджана две: просить Баку стать посредником в урегулировании конфликта с Москвой или попытаться заключить с Азербайджаном альянс антироссийской направленности», — отметил политолог.

Семен Уралов

По его словам, если выбрана «миротворческая» стратегия, то ее результаты мы скоро увидим на примере посреднических инициатив азербайджанского руководства.  «Если же имеет место создание альянса, то тут Баку может ждать несколько сложных сценариев. И главные риски лежат не в военной, а в политэкономической сфере. Создание турецко-азербайджанского альянса приведет к тому, что российская власть введет ограничения для трудовых мигрантов и бизнеса из Азербайджана. Особенно может пострадать крупный торгово-сельскохозяйственный капитал в Москве. Азербайджанская диаспора в России окажется в сложной ситуации выбора между этнической и гражданской отчизной», — сказал Уралов.

Эксперт также заявил, что вступление в альянс с Турцией также может ухудшить отношения с Ираном, который в сирийском конфликте выступает на стороне России. «Альянс с Анкарой может привести Баку к окружению с трех сторон недружественными странами. Также надо помнить, что в Азербайджане, как и в Иране, доминирующим религиозным течением является шиизм — то есть ухудшение отношений между Баку и Тегераном может быть воспринято верующими, как конфликт с единоверцами», — сказал он.

По мнению аналитика, в конфликте между Россией и Турцией в самом неудобном положении оказался Азербайджан. «Потому что с одной стороны имеется культурно-языковая комплиментарность с Турцией, религиозно-территориальная близость Ирана, и культурно-экономическая общность с Россией. При этом, важен фактор азербайджанской диаспоры и российско-азербайджанского капитала, особенно в Москве. Думаю, высшее руководство в Баку лучше нас видит клубок противоречий, который в очередной раз запутался между Тигром, Евфратом, Сирийской пустыней и Закавказьем. И будет принимать решения, исходя из интересов Азербайджанской республики и объективного расклада сил», — резюмировал Уралов.

Турции война с Россией не нужна

Комментируя для Dalma News цель визита Эрдогана в Азербайджан, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексей Синицин, заявил, что визит Реджепа Тайипа Эрдогана в Азербайджан прежде всего объясняется проведением заседания Совета стратегического сотрудничества высокого уровня Турция-Азербайджан.

«Совет, как известно, занимается всем спектром двухсторонних отношений – политическим, экономическим, военным, культурным сотрудничеством двух братских стран. И, конечно, все эти вопросы будут обсуждаться на предстоящем президентском саммите», — сказал он.

Sinicin (1)
Алексей Синицин

Политолог также сказал, что предвидит, что этот визит  вызовет массу спекуляций в некоторых зарубежных СМИ, которые в любом нарушении режима прекращения огня в зоне карабахского конфликта склонны видеть «длинную руку Анкары». «На самом деле, это, безусловно, не так. Если бы Турции необходимо было расширить зону конфронтации с Россией в формате отношений Москвы с ее тюркскими союзниками, то это уже бы произошло, и широкая общественность стала бы свидетелем серьезной «ломки» отношений России с тюркоязычными странами», — отметил эксперт.

Синицин также добавил, что мы пока ни разу не видели ни одного факта давления Анкары на Армению, и на турецко-армянской границе царит достаточно спокойная обстановка. В турецких СМИ никто не раскручивает пропагандистские кампании против Еревана.

По мнению политолога, «сверка часов» по сирийской проблематике президентов Азербайджана и Турции обязательно состоится. «Во-первых, грядет Мюнхенская конференция по безопасности. Во-вторых, а, скорее всего, в первую очередь, к началу азербайджано-турецкого саммита будут не только известны результаты обсуждения российского плана прекращения огня в Сирии к 1-ому марта 2016 года, но и его оценка официальными лицами всех вовлеченных в разрешение сирийского кризиса сторон», — считает аналитик.

Он также добавил, что план по прекращению огня будет с ходу принят проамериканской коалицией, однако еще будет время внести в российские предложения какие-то коррективы, которые помогут сблизить позиции наиболее значимых внешних участников сирийской проблемы – Вашингтона, Анкары и Москвы.

«И здесь мнение азербайджанского президента, имеющего достаточно широкое представление о российском видении сирийской проблематики, трудно переоценить. По сути дела, в самый ответственный, если не сказать, критический момент развития событий в Сирии, официальный Баку может предложить программу если не разрядки напряженности, то, по меньшей мере, некого консенсуса по предотвращению углубления конфронтации между Россией и Турцией; кстати, на сегодняшний день самыми сильными в военном отношении европейскими странами. Баку может оказать своим соседям нечто большее, чем посреднические услуги к восстановлению отношений, и думаю, что он не преминет воспользоваться этой возможностью», — подытожил эксперт.

Кризис между Анкарой и Москвой еще может быть отыгран назад

Говоря о том, как можно расценить визит президента Турции в Азербайджан на фоне обострения в отношениях Анкары и Москвы, политолог Ильгар Велизаде отметил, что надо понимать, что азербайджано-турецкое и азербайджано-российское направления являются принципиально различными направлениями азербайджанской внешней политики.

«Каждое из них имеет свою историю, свою динамику и свой вектор развития. Те, кто не вполне ориентируется в природе этих отношениях склонны делать ошибочные выводы о том, что ухудшение турецко-российских отношений непременно обернется ухудшением азербайджано-российских отношений, что в корне неверно. В этом смысле визит президента Турции в Азербайджан имеет свою специфику и опирается на ту ресурсную базу, которая сложилась между странами на протяжении последних 20-25 лет», — сказал он.

Ильгар Велизаде

Эксперт не утверждает, что обострение российско-турецких отношений не заденет отношений Баку и Анкары, но речь лишь идет о корректировке отдельных направлений, например, в энергетической или транспортной сфере.

Он также сказал, что все эти проекты имеют давнюю историю и появились не в результате кризиса российско-турецких отношений.

«То же можно сказать и о военно-политическом сотрудничестве между Турцией и Азербайджаном. Сейчас появляются предположения, что Азербайджан может занять какое-то место в планах Турции по выдавливанию России с Кавказа. Я считаю эти предположения спекулятивными, ничего общего не имеющими с реальным положением дел, и до открытой войны дело не дойдет. Ни Анкара, ни Москва в этом не заинтересованы», — считает политолог.

Аналитик также добавил, что на фоне нагнетания ситуации в СМИ, Газпром увеличивает поставки газа в Турцию, а российский посол делает заявления о том, что проект Турецкого потока отнюдь не отменен, а лишь отложен в связи с создавшейся кризисной ситуацией.

«Я думаю, что кризис в отношениях между двумя странами еще может быть отыгран назад, правда для этого должны созреть необходимые условия», — сказал Велизаде.

P.S. В завершение хотелось бы сказать, что и Россия и Турция больше выиграют от сотрудничества друг с другом, нежели от войны. Не думаю, что война между этими двумя странами необходима и носит стратегически важную роль для обоих народов. Да, проблемы есть, но эти проблемы решаемы, если есть точки соприкосновения. А их у России и Турции немало.

Ниджат Гаджиев