ПОДЕЛИТЬСЯ

Dalma News представляет интервью с председателем «Крымского армянского общества», председателем Общественного союза «Ассоциация крымских репатриантов – армян, болгар, греков и немцев» Вагаршаком Мисаковичем Мелконяном.

Вагаршак Мисакович, вы родились в Ереване, в 1981 поступили в Ереванский сельскохозяйственный институт, затем перевелись в Московскую сельскохозяйственную академию им. К.А. Тимирязева. А как судьба забросила Вас в Крым?

Во время учебы в Тимирязевской академии я проходил в Крыму практику, а после окончания поступил в аспирантуру в Институт винограда и вина «Магарач» по специальности «виноградарство», который находится в Ялте. Так и связала меня судьба с Крымом. Аспирантура, кандидатская, вот так и завертелось.

Крым Вам понравился?

Конечно, понравился. Крым – этой райское место. Особенно Ялта — южный берег Крыма. Без сомнения, армян с этим краем связывает многое. Здесь следы тысячелетней истории нашего народа, здесь наши церкви. Та же ялтинская армянская церковь. Все это привязывает к Крыму. Ну и вообще, мы – выходцы из Западной Армении, из города Орду, поэтому Черное море – это наша родина.

Массандровский дворец в Ялте
Массандровский дворец в Ялте

С 2012 года Вы занимаете пост председателя «Крымского армянского общества», а с 2013 года – председателя Общественного союза «Ассоциация крымских репатриантов – армян, болгар, греков и немцев». Фактически, Вы возглавили эти организации в трудный для Крыма период. В 2013 году на Украине начался Евромайдан, приведший эту страну к внутреннему хаосу и политическим катаклизмам. Как жители Крыма воспринимали то, что творилось в Киеве? В какой момент стало понятно, что Крымская Республика больше не может быть частью Украины?

Я и вся наша община принимали активное участие во всех процессах, связанных с присоединением к России. В период Евромайдана, когда был убит парень-армянин по фамилии Нигоян, мы собирались в Киеве. Союз армян Украины тоже проводил большое мероприятие, связанное с этими вопросами. Крымчане, конечно, резко отрицательно воспринимали то, что происходило в Киеве, потому что оттуда доносились призывы националистов «навести у нас порядок» – то есть насильственно украинизировать. Что и так, в принципе, происходило.

Крым
Ласточкино гнездо, Крым

Сначала запрещали на государственном уровне разговаривать на другом языке, потом заставляли уже документооборот на украинском вести и так далее, и так далее… А мы прекрасно знаем, что навязывание языков, навязывание обычаев никогда к добру не приводит. Люди, естественно, стали сопротивляться. Ну, а когда после попытки переворота с захватом госсовета в нашу сторону уже в открытую стали выезжать боевики, мы воссоединились с Россией – с исторической родиной крымчан.

Какую позицию заняла армянская община Крыма по вопросу воссоединения с Российской Федерацией?

Мы не только приняли позицию на словах, мы также приняли активнейшее участие в организации и проведении референдума. Я был членом республиканской комиссии по организации и проведению референдума и был непосредственно вовлечен во все эти процессы. Наши представители принимали участие в создании новой Конституции Крыма. Ну и наша община, соответственно, также поприветствовала воссоединение с Россией и призвала всех других поддержать свершившийся факт.

Армянский монастырь Сурб Хач в Крыму
Армянский монастырь Сурб Хач в Крыму

Кроме того, самым активным образом во всех этих процессах был задействован наш Самвел Мартоян со своим отрядом, костяк которого составляли этнические армяне. Они вели, скажем так, вооруженную борьбу, а мы действовали в общественно-политическом поле.

Изменилось ли положение национальных меньшинств после присоединения Крыма к Российской Федерации? Какие позитивные сдвиги Вы можете отметить?

Во-первых, как только произошло воссоединение Крыма с Россией, меня тут же пригласил в Москву председатель Союза Армян России Ара Абраамян, который собрал очень представительную команду – академиков, профессороов, членов Президентского Совета по межнациональным отношениям. Мы озвучили проблему ущемления прав национальных меньшинств. Наши народы были задвинуты неизвестно куда в вопросах восстановления наших прав и реабилитации как депортированных граждан. Хотя в Бишкекских соглашениях мы, наравне со всеми другими народами, были признаны депортированными. С подачи европейцев и американцев это вопрос постепенно замяли.

В последнем докладе еврокомиссара, приехавшего еще в украинский Крым, армяне, болгары греки и немцы числились как «прочие народы». Поэтому, конечно, положение было ужасное. Мы были задвинуты на задворки. Перестали ходить на все эти собрания и совещания в знак протеста.

И только в августе 2014 года, когда нас пригласили к президенту Владимиру Путину – он был в Крыму – он четко и ясно расставил все по своим местам. Одним из первых был Указ о реабилитации наших народов наравне с другими. Нас перестали называть «прочими». И с этого дня реальное возрождение наших народов – армян, болгар, греков и немцев – возобновилось в Крыму.

Расскажите немного об организациях, которые Вы возглавляете. Какова основная цель их деятельности? Какие проекты были реализованы?

После вхождения в российское правовое поле произошла смена формата. Мы создали региональную армянскую национально-культурную автономию. Это такая форма общин в России. Она очень эффективная и правильная, потому что направлена на сохранение обычаев и традиций, возрождение и развитие языка, культуры, религии, сохранение наших памятников и прочее. Поэтому мы стали национально-культурной автономией. Название говорит само за себя. Мы показываем свои лучшие стороны. Государство это финансирует. Со дня воссоединения с Россией на набережной города Ялты мы ежегодно проводим фестиваль «Морская Армения». Мероприятие – грандиозное. К нам приезжают со всей России. Сцена, музыка, ансамбли, кухня, сувениры… Очень большое мероприятие на два дня. Проводим Дни армянской культуры в Крыму. В Симферополе гала-концерт недавно организовали. Кроме этого, отмечаем наши религиозные праздники в Сурб Хаче (прим. – армянская церковь в Крыму). Празднуем Вардавар, отмечаем Субхеч – все наши традиционные положенные праздники. Таким образом мы сохраняем и представляем другим нашу культуру.

А нашу организацию мы также перерегистрировали, и теперь она называется «Защита прав репрессированных армян, болгар, греков и немцев». Занимаемся тем, что защищаем наши права. На сегодняшний день объявлена федерально-целевая программа на много миллиардов рублей. И мы пытаемся принимать в ней участие. Кроме того, мы заработали большой грант совместно с нашими немецкими партнерами по народной дипломатии. Выиграли, реализуем! В Крым приезжают европейские дипломаты, мы их принимаем – показываем нашу жизнь. Все это делаем совместно: встречаемся, работаем, стараемся показывать свои лучшие стороны. Не для того чтобы противопоставлять себя кому-либо – у нас нет такой задачи, а для того, чтобы всем вместе работать во благо страны. В Крыму живет около 197 народов, при том, что по России двести с чем-то. То есть в нашем маленьком Крыму, которая территориально почти как наша Армения – двадцать восемь тысяч квадратных километров – представлена вся палитра народов России. Самое важное дело здесь – это межнациональное согласие и мир. Как сказал президент на нашей встрече – все мы равны друг перед другом, и здесь нет коренных и некоренных. Все равны, и вместе должны жить в любви, в мире, дружбе. И это нам поможет созидать, а не тянуть на себя одеяло – кто древнее, кто важнее, кто коренной, кто нет. Хотя если говорить о том, кто коренной, то 50 армянских церквей в Крыму свидетельствуют о том, что мы тоже в этом вопросе, мягко говоря, не на последнем месте.

Расскажите немного об армянской общине в Крыму. Какую роль армяне играют в жизни Республики Крым?

Армян — граждан России в Крыму проживает тысяч 12 по последней переписи, но по факту, тысяч 25. Армяне, как всегда, занимают свою нишу – там, где нужно работать. Крым – это непроизводственная Республика. В основном все здесь держится на курортном и строительном бизнесе. Работаем, развиваемся. Наша молодежь сейчас уже представлена и в органах государственной власти. Ребята активно работают. Наши дети, если им не будет никто мешать, сами займут свои места. Я думаю, что именно это и происходит, и лет через пять-десять наша молодежь будет достойно представлена на различных уровнях. В то время как на Украине армян уже практически нет ни в одном органе — ни в Госсовете, ни в Совмине – никого не осталось почти.

Сейчас уже потихоньку все возрождается. Наши дети с высшим образованием, и они прекрасно работают. А вообще армяне чем могут заниматься? Созидаем, работаем – на благо всех. Ничего плохого не делается. Если кто-то сходит с пути – стараемся помогать, воспитывать, перевоспитывать. В целом, ничего плохого за последнее годы я не слышал.

Известно, что армяне живут в Крыму еще с древних времен. Какие памятники армянской архитектуры расположены в Крыму? Выделяет ли государство средства на их поддержание? Если да, то кто еще. Если нет, то на какие средства?

Есть, конечно, спорные моменты. Вот например, когда-то при украинской власти умудрились дом Айвазовского продать частной фирме, которая построила здание – заколотило двери. Мы постоянно поднимаем этот вопрос. Уже до президента доходило. Дом Айвазовского – прекрасный, на набережной в Ялте. Там великолепная Мавританская комната – она закрыта для посещений. Хотя владельцы нам чуть ли не клятвенно обещают ее открыть. Ну пока что безрезультатно. Воюем.

Сегодня также есть вопросы, связанные с могилой Айвазовского. С нашим тер айром (так называют армянских священников – ред.) постоянно на связи по этому вопросу. Будем работать, чтоб сдвинуть этот вопрос с мертвой точки. Наш србазан (владыка – ред.) готов сюда приехать с меценатом, чтоб провести ремонт, а проект никак не можем получить. Но занимаемся.

Дом-музей Айвазовского
Дом-музей Айвазовского

Древнейший армянский памятник архитектуры XIV века – памятник нашей духовности – наш монастырь Сурб Хач находится в старом Крыму. Там прямо висит бумага о том, что земля под армянский монастырь была выделена самим Царем. Монастырь действующий. Государство выделило сейчас миллионы на его очередную реконструкцию.

Мы привыкли еще со времен Украины, что основная ответственность по вопросам охраны памятников лежит на плечах наших меценатов, друзей, крымчан, москвичей, из Еревана ребята тоже помогают. Одним словом, помогают все — кто чем может. Один подарил орган Ялтинской церкви, другой — мебель. Мы 12 лет реставрировали на средства общины армянскую Ялтинксую церковь и, наконец, завершили. Стоит задача построить в Симферополе церковь. Там у нас были две великолепные церкви, которые были снесены в начале XX века во время революции, и даже ни одной фотографии не сохранилось. Самая большая церковь армянская была именно в Симферополе.

Также в Севастополе стоит памятник нашей 89-ой армянской Таманской стрелковой дивизии. Мы также следим за его состоянием. 9 мая будем отмечать праздник. Российские общественные организации привозят из Армении наших ветеранов. Проводим реконструкции боев. В общем, много чего делается.

Чтоб не перечислять, скажу в общих чертах: после воссоединения с Россией хуже не стало, постепенно становится лучше. Сейчас, сами знаете, по всему миру финансовый кризис. Поэтому большой щедрости от государства не ожидаем за отсутствием возможностей, а не злого умысла, но надеемся, что все наладится. В целом, у нас все нормально.

Беседовала Цовинар Костанян