Несмотря на неуклонную волю официального Тбилиси интегрироваться в Европейский союз, еще одним важным фактором для правительства Грузии остается желание нормализации торгово-экономических отношений с Россией. Грузия присоединилась к санкциям Евросоюза против Крыма и Севастополя, которые еще на один год продлевают запрет на экспорт в Грузию продукции, произведенной в Крыму и Севастополе. Грузинские эксперты считают, что правительство Грузии приняло правильное решение, хотя в соседней Армении к этому решению относятся с настороженностью и говорят об опасности ответных санкций со стороны России по отношению к Грузии. Армянские эксперты не исключают, что осложнение торгово-экономических отношений между Грузией и Россией может создать проблемы Армении, которую с Россией связывает территория Грузии.

О потенциале торгово-экономических отношений между Грузией и Россией и возможных санкциях со стороны России, корреспондент Dalma News побеседовала с президентом грузинского Центра экспертов по экономической политике Рамазом Герлиани.

— Какой потенциал существует в торгово-экономических отношениях между Грузией и Россией на фоне охватившего регион экономического кризиса и почему российский рынок притягателен для Грузии?

— Притягательность российского рынка в сравнении с рынком Евросоюза обусловлена тремя факторами: известность грузинской продукции, ставка прибыли и меньшее число других неформальных барьеров. В январе-августе 2014 года внешнеторговый оборот между Грузией и Россией составил 7% от общего объема внешнеторгового оборота Грузии, или $674 млн. Для Грузии, несмотря на попытки диверсификации ее торговли, российский рынок и в будущем останется одним основных, а Россия — значительным игроком в торговых отношениях. Решающую роль в торговых взаимоотношениях также играют этнические грузины, которые живут и работают в России и являются ее гражданами. Они являются основным пропускным звеном в торговых и экономических отношениях.

— Что мы имеем на сегодня? Как известно, продажи грузинской продукции, например, вина в России сократились?

— Налицо определенный небольшой прогресс с 2011 года по 2014 год, но уже в 2015 году – замедленные тенденции и темпы. В отношениях между Грузией и Россией как суверенными государствами мы помним два важнейших кризисных состояния. Первое было политическим – эмбарго 2006 года, и второе в 2014 году – чисто экономические проблемы, вызванные санкциями Запада (по отношению к России — ред.). Был спад импорта как из Грузии, так и из других стран. Исходя из этого, можно сделать один вывод: конечно, нам необходимы торговые отношения, это выгодно для обеих сторон, но мы видим, что из-за тех или иных больших политических процессов российский рынок неустойчив. Исходя из этого, длительное нахождение на этом рынке создает опасность государственности с экономической точки зрения. Если ты представлен на неустойчивом рынке в большом объеме, не имеет значения, какая это страна и какие катаклизмы происходят в этой стране, у тебя уже будут большие проблемы, если твоя экономика привязана к этой стране. С конца 2012 года и в начале 2013 года довольно хорошими и растущими темпами производился экспорт грузинской продукции на российский рынок. Довольно хорошо возвращаются на российский рынок грузинские товары, особенно сельскохозяйственные продукты. Но кризис и это затянул, но это не означает, что то, что мы имеем на российском рынке, плохо. Просто стратегически нужно определить, что российский рынок нестабильный. Девальвирована местная валюта, покупателеспособность граждан России абсолютно упала. В этом случае наши ожидания от российского рынка не оправдались. Нужно сделать выбор — либо переход на устойчивый рынок, либо российский рынок, который отличает крайне кризисное положение.

— Армянские аналитики опасаются, что осложнение грузино-российских экономических отношений нанесет ущерб их стране. Как Вы оцениваете региональную политику Грузии?

— Россия является представителем другой экономической системы – Евразийского Союза. Соответственно, когда армянские аналитики говорят, что у них могут возникнуть проблемы, определенная логика в этом, конечно, есть. Так как Армения решила чтать частью совсем другого экономического и единого торгового пространства, то ориентиры Грузии для Армении, конечно, являются проблемой. Но на этом фоне у Грузии есть преимущества, как у суверенной страны в отношениях с Россией, во втором случае именно в Грузии проявляются важнейшие точки соприкосновения этих двух крупных экономических образований. Не знаю, насколько экономическим является Евразийский Союз, во всяком случае так заявлено. Это будет выгодно как для России, на равных условиях, конечно, так и для Грузии, так как Грузия вступает на это пространство как плацдарм. Одновременно через Грузию Россия может выйти на мировые финансовые рынки. Что касается Армении, для нее достаточно невыгодна эта ситуация, так как она напрямую не пересекается с теми структурами, представителем которых стала. Мы страна открытая с моря, и в этом направлении у нас будет меньше проблем, когда мы достигнем ассоциации с Евросоюзом и полностью будем интегрированы в Европу. У Армении эта проблема есть, кроме воздушной, она иной связи с этими обьединениями не имеет. То есть она должна пройти через ту территорию, которая в этом случае будет представителем другой экономической системы. Хотя, и в этом случае для Грузии развитие в любом направлении выгодно.

— Не является ли вызовом России присоединение Грузии к санкциям Евросоюза? Последует ли за этим осложнение отношений с Россией?

— Конечно, взаимоотношения в определенной мере осложнятся, но Грузия до присоединения к санкциям долгое время выжидала. Соответственно, она рассчитала, какой рынок для нее стратегически более правильный. Мы видим на российском рынке тенденцию постоянного сокращения поставок продукции. В то же время видим перспективу роста поставок грузинских товаров на стабильные европейские рынки. Это наглядно видно, и в данном случае желание находиться в пределах цивилизованного мира подталкивает страну присоединиться к тому справедливому решению, которое принимают эти страны. В этом случае Грузия приняла правильное решение. Мы единое пространство и осуществляем Ассоциацию (с ЕС — ред.), хотим иметь единый взгляд, и именно исходя из этого единого взгляда в отношениях с Россией могут быть определенные препятствия, но они будут компенсированы другими рынками.

— Препятствия или целенаправленное ослабление со стороны Грузии?

— Может быть и так, с нашей стороны могут ослабеть торгово-экономические отношения, проблем у нас достаточно и без этого. Конечно, ряд граждан в такой ситуации окажется в более сложном положении, те, кто питал ожидания от российского рынка. В определенной мере необходимо откорректировать эту политику и то, как там будут относиться к грузинским товарам. В отличие от других стран постсоветского пространства, Россия на этом этапе рычагов против Грузии не имеет. Те рычаги, которые Россия применила к нам при объявлении эмбарго в 2006 году, уже иссякли. Для нас это уже пройденный этап, правда, мы кризисно и плохо прошли тот период, но сегодня мы имеем диверсифицированные рынки, и те рычаги, которые Россия может против нас задействовать, будут довольно незначительными. Все же думаю, что Россия не будет применять эти рычаги.

— Наверное, справедливости ради надо сказать, что от санкций Евросоюза и того же сокращения денежных переводов из России пострадала и Грузия?

— Не только Грузия. Что касается российского кризиса из-за украинского фактора, он перерос в большой региональный кризис, и мы видим, что вместе с Грузией он повлиял и на другие страны региона.

— Но эта ситуация неблагоприятна для правительства «Грузинской мечты», так как близятся парламентские выборы. Не слабы ли экономические и политические расчеты правительства?

— В этом случае у правительства правильный взгляд. Я часто критикую правительство, но в этом направлении необходимо было хотя бы объявление солидарности международным санкциям, фиксирование по ним своей позиции. Хотя и сейчас не поздно, и, наверное, своевременно, чтобы Россия почувствовала, что по соседству с ней идет консолидация малых стран вокруг тех сил, которые справедливо вовлечены в борьбу с Россией в отношении Украины.

— Насколько совместимы ассоциированное членство Грузии с ЕС и экономические отношения с Россией, на фоне того, как Россия желает расширения Евразийского экономического союза на Южном Кавказе?

— Это может быть совершенно совместимый процесс, в зависимости от того, какую политику будут проводить, в первую очередь, Грузия и Россия. Потом уже то, какие отношения будут между самими Евросоюзом и Евразийским Союзами. Россия должна смириться с евроинтеграцией Грузии и выстроить свои взаимоотношения с официальным Тбилиси, основываясь на этих реалиях.

— Видите ли Вы точки пересечения этих двух организаций на Южном Кавказе?

— Это никаких проблем не создает. Армения имеет свой взгляд, у нас совершенно иной. У нас открытая и ясная позиция, мы открытая страна как с экономической, так и с географической точки зрения. Это будет одна из точек соприкосновения, которая принесет пользу и Евразийскому Союзу.

— Должна ли региональная добрососедская политика Грузии учитывать интересы соседних стран при присоединении к каким-либо санкциям?

— Она, в первую очередь, должна исходить из собственных стратегических интересов. С другой стороны, также и то, какова ситуация с региональной точки зрения и на какой позиции стоят соседние страны. Хотя, каждая страна сама принимает решения. Армения уже имеет евразийское направление. Остаются Грузия и Азербайджан. В такое время между странами должны проводиться определенные консультации, чтобы принять во внимание решение той или иной страны.

Беседовала корреспондент Dalma News Шорена Папашвили.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here